Авторизация Регистрация

Запомнить меня
Забыли пароль?

Сброс пароля

Свежий номер уже доступен

Неядерное обогащение ТВЭЛ

По прогнозу выручка ТВЭЛ от неядерного бизнеса в этом году достигнет 15 млрд рублей. А к 2030 году топливный дивизион «Росатома» планирует получить 289 млрд. Такой скачок возможен за счет развития нескольких приоритетных направлений. Рассказываем о некоторых из них.

Между ними химия

ТВЭЛ собирается в следующем году создать интегратора химического бизнеса. Уже пересмотрены неядерные приоритеты АЭХК, НЗХК, СХК, «Экоальянса» («дочка» УЭХК), ЭХЗ. Основной доход будет приносить производство диоксида титана, фторной и литиевой продукции, автомобильных катализаторов, стабильных изотопов. К 2030 году химический бизнес может увеличить выручку топливной компании на 46 млрд рублей.

Спрос на литий растет: по прогнозам, к 2030 году только на аккумуляторы для электромобилей потребуется больше 1 млн т в год лития и его соединений. А сфера их применения гораздо шире. «Химический бизнес приносит прибыль уже сейчас. И мы будем менять номенклатуру продукции исходя из рыночной конъюнктуры, наращивать мощности, — ​рассказывает директор департамента маркетинга, аналитики и планирования производства ТВЭЛ Михаил Метелкин. — ​Одно из основных направлений для нас — производство литиевой продукции: гидроксида лития, металлического лития и электролита. Мы поставляем ее в Европу, Южную Корею, Китай, Японию, США и другие страны. Объем потребления растет, и мы должны производить продукцию в нужном количестве и отличного качества».

Обеспечение сырьевой безопасности — задача государственного уровня. «Правительство и «Росатом» заключили соглашение о развитии производства редкоземельных и редких металлов, к которым относится литий, — ​продолжает Михаил Метелкин. — ​Uranium One Group и Wealth Minerals подписали меморандум о взаимопонимании, по которому U1G может купить контрольную долю в литиевом проекте в Чили. В случае положительного решения по сделке мы точно будем одним из основных заказчиков».

Еще более перспективна металлургия, в 2018 году 41 % дохода от неядерных бизнесов ТВЭЛ пришелся на нее. Основная продукция — цирконий, кальций, титан, гафний, тантал. «Наша доля в мировом производстве циркония — 18 %, кальция — 14 %, — ​рассказывает Андрей Масько, директор департамента по коммерции и развитию продаж неядерной продукции ТВЭЛ. — ​Мы делаем уникальные низкотемпературные сверхпроводники для ядерной медицины, проектов ЦЕРНа, ИТЭР. И это далеко не все. В 2018 году выручка составила 3,9 млрд рублей, к 2030-му мы рассчитываем на 23,1 млрд».

Эффект накопления

Эмин Аскеров, гендиректор «Катодных материалов», «дочки» ТВЭЛ, интегратора по накопителям энергии, говорит, что перспективы этого бизнеса безграничны: «Вокруг миллионы предметов с литий-ионными батареями — электромобили, роботы, ветрогенераторы, солнечные панели. В этом году в мире продано больше 2,5 млн электромобилей, к 2040 году, как прогнозирует Bloomberg, продажи достигнут 55 млн. На возобновляемые источники энергии к этому моменту будет приходиться более половины мировых мощностей. Потенциал рынка огромный, и чтобы не распыляться, мы сконцентрировались на трех сегментах: пассажирский транспорт, складской и внутризаводской транспорт, решения для энергетики».

В ТВЭЛ уже разработали ряд продуктов для транспорта. Например, два модуля системы накопления энергии — один с воздушным охлаждением, например для троллейбусов на автономном ходу, другой — с жидкостным. Есть решения для складского и внутризаводского транспорта. «Мы предлагаем перевести нашу технику со свинцовых батарей на литий-ионные. Запустили инвестиционный проект в Новоуральске, он очень быстро окупился. Экономический эффект очевиден, поэтому в «Росатоме» уже есть программа по переоборудованию складского транспорта», — ​продолжает Эмин ­Аскеров.

Что касается решений для электроэнергетики, то больше года на электроподстанции Выксунского металлургического завода работает система оперативного постоянного тока (СОПТ) — специальное оборудование для электросетей, очень компактное по сравнению с предыдущим. «Мы продвигаем проект в электросетевые компании, — ​рассказывает Эмин Аскеров. — ​Там СОПТ уже испытывают, оценивают ее возможности». Интегратор разрабатывает и источники резервного питания, накопители, сглаживающие пики нагрузки на сеть, системы накопления энергии во время работы альтернативных источников.

«Я работаю в госкорпорации с 2013 года, и это третий бизнес, который я запускаю в отрасли, — ​рассказывает Эмин Аскеров. — ​Первый — Объединенная теплоэнергетическая компания, которая собрала все теплоэлектростанции «Росатома». Они вкупе приносили убытки в несколько миллиардов рублей. Мы обещали выйти на рентабельность за пять лет — вышли за три. Сейчас ОТЭК преобразована в «Русатом Инфраструктурные решения» и успешно работает. Второй бизнес — создание совместного с Lagerwey предприятия RedWind. Мы запустили проект, а сегодня «Новавинд», акционер RedWind, достраивает ветропарк в Адыгее и разворачивает стройку в Ставрополье. К 2025 году мы хотим быть производителем систем накопления энергии номер один в России и войти в топ‑10 в мире. Второе сложнее: рынок огромен, игроков много. Но в тех сегментах, что мы выбрали, все только зарождается. Для их развития у нас есть собственное производство, есть научный, конструкторский потенциал. В следующем году мы планируем закрыть сделку с технологическим партнером, чтобы прорваться на мировой рынок».

Челюсть на заказ

В 2014 году «Росатом» первым в России начал разрабатывать однолазерный 3D-принтер, печатающий металлические изделия методом селективного лазерного плавления. За создание технологии отвечал «ЦНИИТМАШ». В этом году уже налажено производство двухлазерных RusMelt 300M, на финальной стадии — шесть головных образцов, готовятся к производству модели 600М. Отраслевой интегратор «РусАТ», «дочка» ТВЭЛ, отвечает за всю цепочку, от НИОКР до готовой продукции, и координирует работу нескольких научных и производственных предприятий.

«Мы рассчитываем, что российский рынок аддитивных технологий будет расти примерно на 20 % в год, — ​рассказывает гендиректор «РусАТа» Михаил Турундаев. — ​Заинтересованность в развитии этого направления выразил «Роскосмос», «Ростех», РЖД, Объединенная судостроительная корпорация, а также частные клиники. Главная задача 2020 года — ввести в работу центр аддитивных технологий в Москве. Он будет демонстрировать наши возможности, реализовывать НИОКР и изготавливать медицинские изделия».

Для медицины разрабатывается программное обеспечение, которое на базе снимков МРТ и КТ разрушенных элементов кости сможет воссоздавать трехмерное изображение целой, чтобы напечатать индивидуальный имплант на 3D-принтере. Пациент получит его за несколько дней. Аддитивные технологии позволяют изготавливать изделия сложной геометрии: из титана уже печатают челюстные кости.

ТВЭЛ готов взять на себя поставку материалов для печати проволокой, полимерами, композитами, керамикой. «Центротех» планирует делать порошки из алюминиевых, никелевых и стальных сплавов, а ЧМЗ — из титана, — ​говорит Михаил Турундаев. — ​Разрабатывается софт для машин, ПО «Виртуальный принтер», в том числе благодаря им мы гарантируем высокое качество печати с первой попытки».