Авторизация Регистрация

Запомнить меня
Забыли пароль?

Сброс пароля

Свежий номер уже доступен

Сокровища Краснокаменска

Неудивительно, что в городе под названием Краснокаменск одна из главных достопримечательностей — ​камни. Рубины, изумруды, малахиты, агаты, нефриты. Коллекция Минералогического и палеонтологического музея Приаргунского производственного горно-химического объединения насчитывает около 1,5 тыс. полудрагоценных, редких и весьма древних минералов. А также останки мамонтов, отпечатки древних растений и моллюсков в песчанике, орудия труда и охоты древнего человека. Большую часть коллекции собрали геологи и горняки предприятия в шахтах и на стройках в Забайкалье. В прошлом году музей открыли для всех желающих. Его уже посетили сотни туристов не только из России, но и из соседнего Китая.

Прежде чем попасть в витрину Минералогического и палеонтологического музея ППГХО, многие экспонаты пролежали в земле миллионы, даже миллиарды лет. Самые древние существовали еще до появления первых многоклеточных организмов. Другие, помоложе, были свидетелями того, как изменялся облик материков, возникали горные массивы, взрывались и затухали вулканы.

«Самым старым камням из нашей коллекции несколько миллиардов лет. Это, конечно, большая редкость, — ​рассказывает инженер-минералог центральной научно-исследовательской лаборатории ППГХО, по совместительству заведующая музеем Елена Гаврилова. — ​Есть породы эпохи мезозоя и палеозоя. Много образцов, которым 150–200 млн лет, так как основной процесс образования большинства месторождений Забайкалья приходится как раз на этот период».

«Бывалые шахтеры теряют дар речи»

В музее ППГХО хранится одна из 10 крупнейших коллекций минералов в России — ​более 1,5 тыс. экспонатов. Это рубины, кианиты, слюды, чароит, розовый и малиновый турмалин, огненный опал, малахит, флюорит и очень редкий белый нефрит. Большинство из них были найдены на месторождениях Забайкалья.

Несколько витрин занимают находки геолога Петра Кузнецова. Он проработал на ППГХО более 50 лет, участвовал в разведке урановых и других месторождений, имел немалый подземный стаж. Постоянно привозил изумительные образцы минералов из шахт и горных массивов. «Нам достались различные породы, выбуренные из массивов столбики, они называются кернами, — ​поясняет Елена Гаврилова. — ​А еще коллекция агатов и необычных халцедонов. Такие нечасто встретишь. С деформациями, со смещениями, они представляют геологическую ценность, потому что показывают движение и развитие земной коры. Специалист, взглянув на них, сможет прочесть хронику многих важных геологических процессов и событий».

Халцедон — ​полупрозрачный минерал белого или медово-желтого цвета, бывает окрашен в различные цвета и оттенки красного, коричневого, зеленого или голубого, часто просвечивает по краям. Самые красивые образцы — ​неоднородные, состоящие из множества слоев разной плотности и цвета, — ​называются агатами. Халцедон зарождается в пустотах вулканических пород. Пустоты образуются в породах, богатых легкорастворимыми минералами. Вода выносит минеральные частицы, образуя полости, отмечает Елена Гаврилова. В них потом растут разные минералы: кварц, кальциты, хлориты.

Уникальный экспонат палеонтологической коллекции — ​череп шерстистого носорога, обитавшего в Забайкалье 25–14 тыс. лет назад

«Там, где есть свобода роста, появляются самые красивые срастания кристаллов. Геологи и геофизики, те, кто работает в шахте, рассказывают: когда после взрыва оседает пыль, часто открываются неземной красоты пещеры и пустоты, заросшие гигантскими кристаллами. Бывает, что они покрыты сверху зернами и мелкими кристаллами других минералов, дающими дополнительный блеск и сияние. Даже бывалые шахтеры теряют дар речи от такого великолепия, — ​продолжает хранительница музея. — ​На поверхность все это вытащить невозможно, хорошо, что горняки иногда успевают отколоть какие-то образцы. А потом вся красота перемалывается в пыль, ведь главная задача — ​добыть полезные ископаемые, а не любоваться».

Совершенство под микроскопом

Елена Гаврилова не только любуется минералами в музее, но и изучает структуру, состав пород и руд в центральной научно-исследовательской лаборатории ППГХО. Ее задача — ​определить, что поможет или, наоборот, помешает извлечению полезного компонента. На основе таких исследований технологи решают, каким способом и с помощью каких реагентов проводить выщелачивание.

«Я часто ловлю себя на мысли, что нахожу что-то особенное даже в самом некрасивом с точки зрения обывателя камне, — ​рассуждает Елена Гаврилова. — ​В них открывается особая прелесть. Как и в человеке: бывает на вид неказистый, невзрачный, а начнешь разговаривать — ​и вмиг очаровываешься. Я, как минералог, вижу еще и микромир, тот, что открывается под микроскопом, то, как срастаются кристаллы, минеральные зерна, как один минерал переходит в другой. Это совершенство».

Музеем Елена Гаврилова заведует с 2011 года. На экскурсиях рассказывает все о краснокаменских камнях. Самыми благодарными слушателями называет детей, которые с удовольствием погружаются в мир минералов. А еще очень радуются, что некоторые камни можно потрогать — ​в музее есть образцы, которые можно взять в руки, чтобы понять твердость и структуру минералов.

Череп, зубы и отпечатки

До 2018 года музей находился на территории предприятия, доступ туда был только у работников и редких гостей. Коллекцию несколько сотрудников-энтузиастов начали собирать еще в 1970–1980-х годах. Начало экспозиции положила Воля Покровская, минералог и жена первого директора ППГХО. «Коллекцию собирала более 20 лет, хранила ее у себя в подвале и мечтала создать музей, чтобы все могли посмотреть на эти сокровища», — ​говорит Елена Гаврилова.

Частично мечта воплотилась в жизнь лишь в 2003 году, когда ППГХО исполнилось 35 лет. С подачи главного геолога Сергея Щукина для музея выделили помещение и закупили витрины. Там разместили экспонаты, собранные Волей Покровской и другими геологами предприятия, а также часть экспозиции музея Нерчинского полиметаллического комбината. Музей в начале 2000-х находился в упадке, атомщики помогли сохранить его уникальную коллекцию.

Изюминка музея — ​палеонтологический зал. Здесь представлены фрагменты костей и зубов мамонта, отпечатки древних растений и моллюсков в песчанике и аргиллитах, орудия труда и охоты древнего человека. Все это тоже нашли геологи предприятия и строители Краснокаменска.

В 2018 году, когда ППГХО исполнилось 50 лет, музей открыл двери всем желающим, как и мечтала Воля Покровская. С предприятия он переехал во дворец культуры «Даурия» — ​и сразу стал одной из главных достопримечательностей города. Новый музей включили в двухдневную культурную программу по Краснокаменску для иностранцев. В прошлом году его посетили сотни туристов из Китая.