Авторизация Регистрация

Запомнить меня
Забыли пароль?

Сброс пароля

Свежий номер уже доступен

От смерча до атаки дронов – отработали действия при аварии на АЭС

Утро 18 сентября на втором этаже основного корпуса ВНИИАЭС выдалось суматошным. Здесь собралось множество людей в спецовках «Росэнергоатома», примерно в 9:15 прозвучало объявление по громкой связи, и коридор опустел. Так начались учения «Росэнергоатома». Отрабатывали действия при аварии шестого уровня по Международной шкале атомных событий (INES) МАГАТЭ.

По легенде учений, на Смоленской АЭС смерч вывел из строя открытое распределительное устройство (ОРУ) — объект выдачи энергии в сеть. Произошел автоматический останов всех трех энергоблоков с реакторами РБМК. Неожиданный поворот сюжета: автоматическая система останова не сработала на втором блоке, пришлось останавливать реактор вручную. Фантазия сценаристов учений на этом не остановилась: на одном из паропроводов образовалась трещина, и радиоактивный пар стал поступать в реакторный зал. Через пару минут пришли тревожные вести с третьего энергоблока. Там внезапно загорелись дизель-генераторы аварийного питания. Блок оказался обесточен. В общем, вводные были непростыми. На атомной станции объявили об аварийной обстановке. Во ВНИИАЭС работала группа оказания экстренной помощи атомным станциям (ОПАС).

«Сценарий у нас, как обычно, максимально тяжелый. Все выдуманные нами исходные события в реальности имеют очень мало шансов воплотиться. В этот раз учения предусматривают аварию на уровне 6 по международной шкале INES — это очень высокий уровень», — ​сообщил журналистам руководивший учениями заместитель генерального директора, директор по производству и эксплуатации АЭС «Росэнергоатома» Андрей Дементьев.

Для отработки действий при аварии «Росэнергоатом» сформировал функциональные группы по разным направлениям: координации, инженерной поддержке, оценке и прогнозу радиационной обстановки, обеспечению голосовой связи и обмену данными, пожарной безопасности, взаимодействию со СМИ и др. Главный конструктор реакторной установки НИКИЭТ и Ростехнадзор участвовали в учениях удаленно, с помощью видеосвязи.

Контраварийными мероприятиями на Смоленской АЭС управлял директор станции Павел Лубенский. По стандарту «Росэнергоатома» основная ответственность за ликвидацию последствий аварии, пусть и учебной, лежит на нем. Московские коллеги анализируют информацию и готовят рекомендации. Следовать им или нет — решает директор станции.

Оператор на блочном щите управления реагирует на новые вводные

Приближенность учений к реальности впечатляла. На Смоленскую АЭС из Москвы отправили два автобуса с техническими специалистами, которые должны были помочь ликвидировать утечку пара. Кроме того, отрабатывалось оповещение населения на прилегающих к станции территориях. Так как сценарий учений предполагал выход радиации за пределы реакторного зала, местные власти провели учебную эвакуацию населения.

Пока инженеры решали технические вопросы, функциональная группа по работе со СМИ информировала журналистов о положении дел на аварийной площадке. Параллельно пиарщики концерна боролись с паникой в социальных сетях. По словам директора департамента коммуникаций «Росэнергоатома» Андрея Тимонова, для отработки таких навыков концерн создал цифровую модель соцсетей.

За учениями наблюдали приглашенные концерном иностранные специалисты. В этом году во ВНИИАЭС прибыли атомщики из Франции, Египта, Южной Кореи, Японии и Финляндии.

«Наша система противоаварийного реагирования — одна из самых передовых в мире. Иностранные наблюдатели обычно хотят увидеть, как она построена, как все работает. Мы тоже участвуем в учениях, которые проводятся, например, на французских АЭС. Это помогает обмениваться опытом и улучшать систему реагирования», — ​пояснил Андрей Дементьев.

«Росэнергоатом» проводит и менее масштабные тренировки — отрабатывает сбор группы оказания экстренной помощи атомным станциям. Время проведения таких учений известно только высшему руководству концерна, которое дает команду вскрыть конверт с инструкциями, хранящийся в сейфе. Выполнять инструкции требуется незамедлительно, команда вскрыть конверт может поступить в любое время дня и ночи. В группу ОПАС входят 145 сотрудников оперативного состава и 240 экспертов.

Обычно «Росэнергоатом» отрабатывает действия при авариях, вызванных воздействием природных факторов. Но есть вероятность, что в 2020 году участники учений будут отражать нападение хакеров на систему управления станцией и атаку дронов.


ШКАЛА INES

  • Уровень 0 (вне шкалы). Несущественное для безопасности событие.
  • Уровень 1 (аномальная ситуация). Переоблучен человек, не работающий на АЭС, утерян радиоактивный источник, есть небольшие проблемы с безопасностью компонентов при оставшейся в действии глубокоэшелонированной защите.
  • Уровень 2 (инцидент). Человек, не работающий на АЭС, получил дозу облучения более 10 мЗв, мощность излучения в зоне эксплуатации превышает 50 мЗв/ч, отказы средств обеспечения безопасности без фактических последствий.
  • Уровень 3 (серьезный инцидент). Облучение, в 10 раз превышающее годовой предел для работников, мощность облучения в зоне эксплуатации более 1 Зв/ч; близкий к аварии случай на АЭС, когда задействовали все меры обеспечения безопасности.
  • Уровень 4 (авария с локальными последствиями). Небольшой выброс радиоактивных веществ, мала вероятность запланированных контрмер; как минимум один смертельный случай от облучения; расплавление топлива или повреждение топлива, в результате которого произошел выброс более 0,1 % инвентарного количества из активной зоны.
  • Уровень 5 (авария с широкими последствиями). Ограниченный выброс радиоактивного материала требует запланированных контрмер; несколько смертельных случаев от облучения, тяжелое повреждение активной зоны реактора.
  • Уровень 6 (серьезная авария). Значительный выброс радиоактивного материала, требуются запланированные контрмеры.
  • Уровень 7 (крупная авария). Мощный выброс радиоактивного материала с обширными последствиями для окружающей среды и здоровья населения, требуются запланированные и длительные контрмеры.