Авторизация Регистрация

Запомнить меня
Забыли пароль?

Сброс пароля

Свежий номер уже доступен

Владимир Сидорович: «Дует более чем достаточно»

И все-таки почему ветроэнергетика у нас начала развиваться только сейчас, а не, скажем, в середине нулевых, в докризисный период? Этот вопрос адресован человеку, который знает о возобновляемых источниках энергии все, — Владимиру Сидоровичу, директору информационно-аналитического центра «Новая энергетика».

— Ну что значит «почему сейчас»? Так можно обо всем новом спросить: почему только сейчас, почему где-то что-то начинает развиваться раньше, где-то позже, а где-то вообще не развивается? Наверное, потому что так складывается ситуация. Во-первых, нужно, чтобы кто-то просто взялся за дело. Во-вторых, необходимы соответствующие экономические, политические, социальные условия. Ветроэнергетика — такая вещь, важность которой не всем очевидна. Вот, например, торговля продуктами — там все просто и ясно, еда — это первичная потребность человека, у нее понятная экономика: что бы ни случилось в стране и мире, люди никогда не перестанут есть. И сам продуктовый бизнес существует уже много лет, понятно, как в этот бизнес войти и как им управлять. А есть куда более сложные, капиталоемкие и рискованные секторы народного хозяйства. И для их развития должны сложиться предпосылки, сформироваться отношения — не только в экономике, но и в обществе.

— Наверное, среди этих предпосылок есть и наличие ветра. Как вообще с этим делом в России? У нас тут хорошо дует или не очень?

— Дует более чем достаточно. Если говорить об абсолютных цифрах, то у нас самый высокий ветропотенциал в мире. С помощью ветра мы можем получать электроэнергии больше любой другой страны. Это объясняется просто: у нас самая большая территория (см. справку. — «СР»).

— Как развивается ветроэнергетика в мире?

— Очень хорошо развивается. По данным доклада Глобального совета по ветроэнергетике (Global Wind Energy Council), последние лет пять ежегодно вводится в эксплуатацию 50 ГВт.— 50 ГВт — это много? — Очень много. Чтобы было понятнее: это вся российская гидроэнергетика на данный момент.

— А кто в лидерах?

— На первом месте Китай, на втором — США, на третьем — Германия. Если говорить о Европе в целом, то на ветер приходится уже 14 % всей электроэнергии. Совокупный объем вложений в ветроэнергетику за прошлый год там достиг рекордных 65 млрд евро — 60 % энергетических инвестиций. На втором месте — солнце. Вложения в традиционные виды генерации крайне невелики.

— Насколько можно быть уверенными в перспективе? Ветер может обмануть? Случалось такое, что долгие годы он дул с хорошей скоростью, а потом вдруг объявлял забастовку на продолжительное время, и ветростанция становилась бессмысленной?

— Это вопрос скорее к метеорологам, но вообще-то я ничего подобного в истории ветроэнергетики не припомню — чтобы ветропарк перестал работать из-за ослабления ветра. Об истощении ветроресурсов говорят давно, но все-таки это миф. Что-то, безусловно, меняется, но не так принципиально. И потом, не забывайте: перед тем как строить ВЭС, в том районе обязательно проводят мониторинг. Устанавливают мачту, высота которой соответствует высоте будущей ветроустановки. И замеряют ветер в течение года, а то и двух.

— Но есть исследование, где делается вывод об истощении ветропотенциала.

— Да, журнал Energy опубликовал исследование ученых из Китайской академии наук и Университета Пердью в США, в котором утверждается, будто в Северном полушарии замедляется скорость ветра. Ученые проанализировали данные более чем с 1 тыс. метеорологических станций по всему миру и обнаружили, что с 1979 года на 67 % из них наблюдалось значительное снижение ветропотенциала. Но многие эксперты не то чтобы отрицают эти результаты — просят относиться к ним с боль-шой осторожностью. Часто исследования такого рода основываются на слабой методологии. Например, некоторые ученые брали скорость ветра, измеренную на высоте 10 м, и экстраполировали ее до 100 м, высоты ветроустановки. А это в корне неверно, поскольку на 100 м совсем иная ситуация, там ветер дует практически всегда. В любом случае исторические данные выработки ветровых электростанций пока никак не подтверждают гипотезу о снижении ветрового потенциала.

— Следует ли ожидать чего-то революционного в ветроэнергетике?

— В ближайшем будущем — уверен, что нет. Увеличиваются мощности, все больше вырабатывается энергии. Происходит технологическое усовершенствование ветроустановок. Но все это не прорывные изменения.

Справка


В докладе «Перспективы ветроэнергетического рынка в России», подготовленном WWEA (Всемирной ветроэнергетической ассоциацией) и Фондом им. Фридриха Эберта, говорится: «Россия обладает наибольшим в мире ветроэнергетическим потенциалом. Экономический потенциал страны оценивается в значение более 100 ТВт∙ч в год». Наиболее «продуваемые» зоны нашей страны — в основном побережье и острова Северного Ледовитого океана от Кольского полуострова до Камчатки, побережье Каспийского, Охотского, Баренцева, Балтийского, Черного и Азовского морей, районы Нижней и Средней Волги и Дона. Отдельные ветровые зоны расположены в Карелии, на Алтае, в Туве, на Байкале. Разумеется, неплохо с воздушными потоками и в Адыгее — здесь простирается так называемый Армавирский ветровой коридор.

Разоблачение мифов о ветроэнергетике

По наблюдениям экологов, птицы меняют траекторию полета, чтобы избежать столкновения с турбинами

Ветроэнергетику на протяжении вот уже многих лет неизменно сопровождают всевозможные страшилки. Владимир Сидорович, 
директор информационно-аналитического центра «Новая энергетика», назвал и опроверг три главных мифа.

Жить рядом с ветряком вредно

Пожалуй, самая распространенная история от ветрофобов — о вреде ветроэнергетики для здоровья человека из-за улавливаемых и не улавливаемых человеческим ухом колебаний, испускаемых при работе ветрогенератора. Мне доводилось слышать эти опасения даже из уст знаменитых ученых, членов-корреспондентов РАН.

Скажу сразу: конечно, жить под большим ветряком неприятно и вредно. Примерно так же, как у железной дороги. Или на Садовом кольце. Ветрогенератор — огромная машина с движущимися частями. Абсолютно бесшумные механизмы вряд ли встречаются. При этом ветровая турбина не такая громкая в сравнении с газовой или другим генерирующим устройством сопоставимой мощности, работающим на сжигании топлива.

Ветровые электростанции строят на определенном расстоянии от жилых домов. Мировой нормы по метрам пока нет. И даже в документах Всемирной организации здравоохранения не содержится никаких рекомендаций по этому поводу. В Европейском руководстве по контролю ночного шума (Night Noise Guidelines for Europe) ВОЗ указан только максимально допустимый уровень шума в ночное время — 40 дБ. А, скажем, в германской федеральной земле Баден-Вюртемберг установлено минимальное расстояние от жилых домов 700 м и по каждому конкретному проекту проводятся расчеты с учетом допустимого значения шума в ночное время.

Теперь что касается инфразвука. В брошюре «Факты: ветроэнергетика и инфразвук», изданной в германской федеральной земле Гессен, утверждается: «Нет никаких научных доказательств того, что инфразвук от ветровых турбин может вызвать последствия для здоровья при соблюдении минимального расстояния, установленного в земле Гессен» (1 км от границы поселения). А в швейцарском научном журнале Frontiers in Public Health опубликована статья, где делается вывод: вклад инфразвука ветровых турбин в общий шумовой фон в помещениях на расстоянии 450 и 900 м от объекта значительно ниже уровня человеческого восприятия. Нет научных данных, свидетельствующих о том, что воздействие этих уровней инфразвука может напрямую влиять на здоровье.

Можно привести еще несколько аналогичных выводов, но не хочу тратить ваше время. Все очевидно: шум и инфразвук от ветровых генераторов не является каким-то особо вредным звуковым загрязнением. Достаточно жить на разумном расстоянии от ветровых элек тростанций.

Птицы гибнут

Безусловно, птицы могут гибнуть от столкновения с ветряными турбинами, и это не миф. Миф — это представление о ветроустановке как о машине по перемалыванию птиц. Есть множество исследований, обратимся к самому масштабному. Оно так и называется — Исследование по предотвращению столкновений птиц (Bird Collision Avoidance Study). Было проведено ведущими орнитологами Великобритании и Северной Европы по заказу 11 крупных разработчиков проектов в морской ветроэнергетике при финансовой поддержке правительства Великобритании. В течение двух лет 24 часа в сутки велась съемка с помощью специальной техники в ветропарке Thanet в проливе Ла-Манш. Было зафиксировано шесть столкновений. Это «менее половины от того, что ожидалось», отметили авторы исследования. Кроме того, во время наблюдения был собран самый большой объем данных по поведению птиц возле морских ветростанций. Основной вывод: птицы просто меняют траекторию полета, чтобы избежать столкновения с турбинами.

Энергетические затраты на ветропарки не отбиваются

До сих пор можно часто услышать утверждения примерно такого содержания: «Для производства, эксплуатации и утилизации ветрогенератора нужно затратить столько энергии, сколько он не выработает за весь срок своей службы». Так странно! Ведь все просчитано. Информация по энергетической окупаемости, или энергетическому балансу, давно и многократно публикуется в научных обозрениях, брошюрах производителей.

Энергетический баланс ветроэнергетической установки показывает соотношение потребности в энергии в течение всего жизненного цикла электростанции и энергии, вырабатываемой этой электростанцией. Многочисленные исследования показывают: ветроустановки обычно окупают вложенные в них затраты энергии за пять — семь месяцев. А работают до 20 лет. Другими словами, если вы инвестируете 1 кВт∙ч в ветроэнергетику, то взамен получаете 38 кВт∙ч.