Авторизация Регистрация

Запомнить меня
Забыли пароль?

Сброс пароля

Свежий номер уже доступен

Нанесла ли авария на «Фукусиме» ущерб российским морским ресурсам

Нанесла ли авария на «Фукусиме» ущерб российским морским ресурсам? Что изучают сотрудники Радиевого института под землей в центре Петербурга? Почему рыбалка — обязательная часть радиоэкологической экспедиции? Ответы — в заметке о работе отделения радиоэкологии и обращения с РАО.

По задумке Владимира Вернадского, основателя Радиевого института, здесь должны были изучать явление радиоактивности комплексно: с позиций химии, физики, геохимии и минералогии. В 1953 году на Семипалатинском полигоне готовились к первому в мире наземному термоядерному взрыву. В Радиевом институте под это событие создали лабораторию для изучения распространения радионуклидов. Первое время она специализировалась на материале испытаний ядерного оружия, потом добавились энергетические установки, а впоследствии на базе лаборатории создали радиоэкологическое научное отделение. Его сотрудники принимали участие в ликвидации последствий радиационных аварий. Собрана уникальная коллекция образцов загрязненных почв — по ним можно изучать отдаленные результаты инцидентов.

После Фукусимы сотрудники Радиевого института участвовали в трех экспедициях Русского географического общества в Тихом океане. Они проводили мониторинг, чтобы выяснить, нанесен ли ущерб российским территориям. Трудноуловимое, но регистрируемое повышение содержания радиоактивного стронция и цезия в воде отметили, но оно не представляет опасности для морских ресурсов и дальневосточного побережья России.

«Наша работа в основном связана с обследованием территории строящихся и модернизируемых АЭС, — ​рассказывает начальник отделения Виктор Душин. — ​В проектной документации обязательно есть раздел «ОВОС» — оценка воздействия на окружающую среду. Мы определяем техногенные и природные радионуклиды в природных объектах. Работали на всех станциях России, на многих зарубежных, сооружаемых по российским проектам. Последние командировки — на площадки будущих «Ханхикиви» и «Эль-Дабаа». Наши сотрудники мечтают поехать в Узбекистан, где тоже планируют построить АЭС».

Специалисты отделения проводят тщательные измерения перед закладкой объекта, в процессе сооружения и после ввода в эксплуатацию. В экспедицию едут 7–12 человек. С одной площадки собирают от 400 до 2 тыс. проб: анализируют не только почву, воду, воздух, но и сельхозпродукцию, рыбу и т. д. «Особенно любим анализировать рыбу благородных сортов — 100 г идет на обследование, остальное — на сковородку. Такой вот экспедиционный бонус», — ​шутит Виктор Душин.

Отделение участвует в создании отраслевой автоматизированной системы мониторинга радиационной обстановки «Росатома» (ОСМРО). Разработчики хотят добиться максимальной информативности, в частности научить систему чувствовать трудноизмеряемые изотопы, которые имеют низкую активность.

«Радиевый институт зарегистрирован как единственная в России аналитическая лаборатория МАГАТЭ, исследующая массивные образцы почв, — ​говорит Виктор Душин. — ​МАГАТЭ контролирует распространение ядерных материалов, эксперты ездят по всему миру и берут пробы, часть поступает к нам и анализируется на содержание плутония и урана».

Уникальный объект экспериментальной базы отделения — подземная лаборатория. Она находится в центре Петербурга, в тоннеле рядом со станцией метро «Гостиный Двор». Лаборатория нужна для низкофоновых измерений: радиационный фон на поверхности дает помехи, довольно существенные при анализе образцов с низким содержанием радионуклидов.