Авторизация Регистрация

Запомнить меня
Забыли пароль?

Сброс пароля

Свежий номер уже доступен

Кристина Избицкая: «Любые способы сохранения жизни надо использовать по максимуму»

В августе 2018 года прошел первый молодежный конгресс «Росатома». Многие идеи, которые там родились, выросли в полноценные проекты. Авторам наиболее интересных и перспективных посвящена наша новая рубрика. Надеемся, опыт молодых специалистов, которые решили улучшить жизнь вокруг себя, станет стимулом для других сотрудников отрасли присоединиться к команде лидеров изменений.


Кристина Избицкая из Новоуральска предложила создать в атомных городах центры телемедицины. Новые технологии помогут решить проблему дефицита врачей узкой специализации. Проекту оказывает содействие руководство «Росатома», ТВЭЛ, Rusatom Healthcare, ФМБА.


Право на здоровье

— Вы родились в Новоуральске?

— Да. Тогда это был секретный город Свердловск‑44. Окончила Новоуральский технологический институт, сейчас он носит название НТИ НИЯУ «МИФИ». Видите, хотя наш город и закрытый, но тенденция к изменениям явная.

Работаю на Уральском электрохимическом комбинате инженером в проектном офисе по развитию неядерного бизнеса. До этого была сотрудником отдела методологии бухгалтерского и налогового учета, участвовала в пилотном внедрении унифицированной системы управления производственными ресурсами на предприятиях топливной компании. До сих пор вспоминаю всю команду проекта с теплотой и благодарностью.

— Почему именно телемедицина? В Новоуральске не хватает поликлиник, врачей?

— Проблемы с медициной есть в большинстве атомных городов, я изучала этот вопрос. Самая острая — нехватка специалистов. Люди могут месяцами ждать приема у врача узкого профиля, либо им приходится обращаться в областные и федеральные клиники. Ну не едут врачи в маленькие города, несмотря на подъемные и бесплатное жилье. В лучшем случае отрабатывают срок по контракту и уезжают.

Но ведь у каждого человека, где бы он ни жил, есть право на качественную и своевременную медицинскую помощь. И на первом молодежном конгрессе «Росатома» мы задумались, что можно сделать, чтобы исправить ситуацию. Так и родилась идея ввести в ЗАТО новые технологии — в 2018 году телемедицина получила в России официальный статус.

— В таком деле на одной инициативе далеко не ­уехать. Нужны эксперты, спонсоры, юристы. Кто вам помогает?

— На конгрессе нас поддержал гендиректор «Росатома» Алексей Лихачев. Знаю, что после в Федеральном медико-биологическом агентстве прошло совещание. Там четко прозвучало: телемедицине в атомных городах быть. Позже при участии ФМБА Объединенная теплоэнергетическая компания и «Росатом» создали неформальную межведомственную рабочую группу. На слете команд поддержки изменений Алексей Лихачев подтвердил, что подключится к проекту для взаимодействия с Минздравом и губернаторами регионов. На этом же слете у нас появился куратор — директор департамента по взаимодействию с регионами «Росатома» Андрей Полосин. Специалисты из его команды Карен Малхасян и Елена Мареева стали участниками проекта. Еще к нам присоединились представители Rusatom Healthcare и Всероссийского союза пациентов. Мы подошли к черте принятия конкретных решений. Отдельная благодарность ТВЭЛ — компания выделила 2 млн рублей на закупку оборудования для поликлиник Новоуральска.

— Что за оборудование?

— Комплекты аппаратуры с доступом к порталу TeleMed и облачному архиву. Мы с нашей медсанчастью остановились на оборудовании, которое можно перемещать из кабинета в кабинет.

Рецепты онлайн

— Расскажите подробнее о проекте. Не все еще толком знают, что такое телемедицина.

— В проекте две составляющие. Первая — оборудование. Прежде всего для консультаций формата «врач — врач», это как консилиум. Если требуется, его проводят и в присутствии пациента — чтобы уточнить диагноз, определить прогноз, тактику обследования и лечения, целесообразность госпитализации, направления в специализированное отделение.

Вторая составляющая — «мозги», то есть программное обеспечение для консультаций формата «врач — врач» и «врач — пациент». Сейчас обсуждается, разрабатывать ПО самим либо купить. Но сначала нужно подготовить с экспертами техзадание для проекта по развитию телемедицины в атомных городах — содержание, этапы, модель функционирования и др. Мы планируем, что это ТЗ станет регламентом для внедрения телемедицины в атомных городах, который подпишет ФМБА и «Росатом».


ЧТО ТАКОЕ ТЕЛЕМЕДИЦИНА

В российском праве телемедицина определена как медицинская помощь с применением телемедицинских технологий. Телемедицинские технологии — это информационные технологии, обеспечивающие дистанционное взаимодействие медработников между собой, с пациентами (их законными представителями), идентификацию и аутентификацию указанных лиц, документирование совершаемых ими действий при проведении консилиумов, консультаций, медицинского наблюдения за состоянием здоровья пациента. Закон о телемедицине вступил в силу 1 января 2018 года, а отдельные положения, в том числе о выписке электронных рецептов, — 1 января 2019 года.

Консультация в формате «врач — врач» чаще всего требуется для получения второго мнения, подтверждения сложной дорогостоящей операции по полису ОМС. Врачи крупного медцентра, куда планируется отправить пациента, сначала рассматривают его документы, потом пациент должен присутствовать на комиссии. С телемедициной можно все оформить дистанционно. Консультации могут проходить на уровне региональных и федеральных медучреждений. В формате «врач — врач» есть субдисциплины: телерадиология, телепатология, телекардиология, теледерматология и т. д. К телемедицине относятся и операции под дистанционным руководством, что практикуется уже много лет.

Консультация формата «врач — пациент» — после первичного приема пациент направляет доктору результаты анализов, обследований, показания приборов: глюкометров, тонометров, холтеровских мониторов работы сердца и т. д. Врач анализирует данные и корректирует терапию, действия пациента, назначает дополнительные исследования, выписывает электронный рецепт.

Кроме того, развиваются сервисы «врач — администратор» (электронный документооборот, дистанционные совещания), «врач — студент» (трансляции уникальных операций и диагностических процедур, видеолекции), «врач — ученый» (видеоконференции), «врач / пациент — поставщик» (выбор и заказ препаратов и оборудования) и т. д.

Телемедицинские центры и пункты можно развернуть в любой поликлинике и больнице. В комплект входит телекоммуникационное оборудование, серверы и внушительный пакет программ. Только представьте разброс функционала ПО: обработка, передача и хранение информации с соблюдением требований закона о персональных данных, каталогизация, визуализация и детализация множества типов графики (рентген, фото, МРТ, документы любого формата). В общем, это еще одна ипостась цифровизации.


— Это бизнес-проект или он не нацелен на прибыль?

— Он может стать бизнесом, если «Росатом» разработает уникальное ПО. Но госкорпорация, гарантирующая социальную стабильность в городах своего присутствия, пока выступает как партнер, помогающий проекту организационно и финансово. Представьте, сколько сторон задействовано, и с каждой нужно договориться.

Для нас принципиально, чтобы услуги формата «врач — пациент» предоставлялись по полису ОМС. Сейчас во всех интернет-приложениях пользователь платит или покупает ДМС. С форматом «врач — врач» проблем нет, в некоторых регионах он включен в тарифное соглашение ТФОМС. Так, в семи регионах присутствия «Росатома» онлайн-консилиум входит в ОМС. Вот-вот ФМБА представит свое видение организационно-финансовой модели внедрения телемедицинских технологий в атомных городах. Давайте подождем их предложений.

— Телемедицина полезна в первичной диагностике? Если человека что-то беспокоит, он может посоветоваться с врачом онлайн, а не идти в поликлинику?

— Ставить предварительный диагноз с помощью телемедицины пока затруднительно. Почему — отдельный разговор. А вот корректировать лечение, что особенно актуально для тяжелобольных пациентов, передавать результаты анализов коллегам, изучать жалобы пациента, принимать решение об очном приеме, назначать дополнительные обследования, проводить консилиумы и многое другое, в том числе выписывать рецепты, — ​можно.

— И рецепты уже можно выписывать онлайн?

— С 2019 года это стало законно. Хотя практика пока не широкая. Положительные примеры есть в Казани, Москве. Но в принципе телемедицина — это не столько невероятные технологии, сколько внедрение нового подхода.

Врачи без границ

— Что побудило вас заняться этой темой?

— Мой отец ушел из жизни пять лет назад из-за рака. Я помню, как ему было тяжело без конца ходить на приемы, за рецептами, сидеть в оче­редях.

— Кому услуги телемедицины пригодятся в первую очередь?

— Особенно телемедицина поможет тем, кто живет в отдаленных от региональных центров и малонаселенных районах. Не нужно будет тратить деньги на поездки в областные поликлиники, отпрашиваться с работы.

— Этот проект можно тиражировать в любых городах, не только тех, где есть предприятия атомной отрасли?

— Особых различий я не вижу. В некоторых региональных центрах телемедицина развивается, но пока не выходит за их границы, а именно за ними живет большинство людей.

— Можно ли с телемедицинскими системами связать региональные клиники с крупными российскими и зарубежными?

— Речь идет пока об областных и федеральных центрах. С зарубежными клиниками немного сложнее, но думаю, что это вопрос времени. Когда дело касается здоровья и жизни пациентов, не должно быть никаких границ.

— Что такое дистанционный биомониторинг, который упоминается в вашем проекте?

— Сейчас любой смартфон или фитнес-браслет может считывать параметры физического состояния владельца: пульс, температуру, давление. Наверняка на этом производители не остановятся и придумают что-то еще. Но ведь почти каждый прием у терапевта начинается с мониторинга этих параметров. Было бы здорово, если бы гаджеты передавали вашему лечащему врачу эти сведения онлайн. И если вдруг что-то врача насторожило, вам вовремя назначат лечение или профилактику.

Меня кто-то из интернет-хейтеров обвинил в том, что я предлагаю чипировать людей. Я не обижаюсь, понимаю, что человек просто не разобрался в сути. Надеюсь, что Rusatom Healthcare возьмет на вооружение направление биомониторинга, которое в России пока в стадии формирования. Это естественное продолжение телемедицины, думать о нем нужно уже сейчас, чтобы не бежать потом за поездом.

Вернемся к телемедицине. Любые способы сохранения жизни и здоровья нужно использовать по максимуму. Мне хочется, чтобы все это быстрее заработало в регионах, в атомных и неатомных городах. Мои друзья, живущие в Европе, рассказывали, что там существуют целые министерства цифровой медицины. За границей, конечно, уже далеко продвинулись, это такой же элемент удобства, как телефон или холодильник. Есть даже телемедицинские сервисы для собак и кошек.


Татьяна Терентьева

Директор по персоналу «Росатома»

— Вовлечение и развитие нового поколения лидеров атомной отрасли — один из приоритетов кадровой политики «Росатома». В госкорпорации сложилась хорошая традиция — поддерживать инициативу снизу, предоставлять талантливым сотрудникам возможности для самореализации. За одну из таких инициатив, создание команд поддержки изменений, выступило руководство отрасли. Команды не только помогают реализовать идею, но и служат каналом оперативной связи с руководством отрасли. Участники команд проявляют себя, развивают новые компетенции, повышают профессионализм через реализацию совершенно новых задач. Не оставайтесь в стороне, присоединяйтесь, ведь любые изменения начинаются с нас самих.