Авторизация Регистрация

Запомнить меня
Забыли пароль?

Сброс пароля

Свежий номер уже доступен

Плох тот штурман, что не мечтает

Диана Киджи — первая женщина-штурман на атомфлоте. Три года назад она окончила «Макаровку», а в этом году вышла в рейс вторым помощником капитана на ледоколе «50 лет Победы».

Шуток насчет женщин на корабле Диана не любит, как и рассуждений о гендерной монополии на профессию. Замкнутое пространство, ограниченный круг общения, отсутствие полноценной связи с материком — специфика работы на судне не имеет отношения к полу.

Встреча с ледоколом

Наша героиня окончила Государственный университет морского и речного флота им. адмирала Макарова. «Я еще в школе поняла, что хочу работать в море, — ​говорит Диана. — ​Хотя в семье моряков не было. Но были среди знакомых. Они рассказывали что-то в общих чертах, но, пока сам не поработаешь на судне, конечно, до конца не поймешь, что это за профессия».

В ледокольный флот Диана попала так. Незадолго до госэкзаменов на Фестивале ледоколов — его ежегодно в начале мая проводят в Северной столице — познакомилась с капитаном дизель-электрического портового ледокола «Иван Крузенштерн». «Мы разговорились. Александр Ефимов, увидев мой интерес, провел экскурсию по судну, спросил, куда собираюсь после выпуска. У меня ничего определенного не намечалось, а на «Крузенштерне» освобождалось место третьего помощника капитана. Вот меня и пригласили», — ​вспоминает Диана.

Два года службы на «Иване Крузенштерне» — новое приглашение, из «Атомфлота». Согласилась сразу. В этом году она впервые вышла в море в должности второго помощника капитана «50 лет Победы», на сегодня крупнейшего и самого современного в мире ледокола.

Иерархия судоводителей

Упрощенно иерархия на ледоколе следующая: капитан, старший помощник, далее — второй, третий и четвертый помощники, их еще называют вахтенными. Во времена СССР на каждом судне был еще первый помощник — ответственный за политическую часть. Потом должность упразднили.

Вахтенные помощники, говорит Диана, по сути, штурманы: работают с картами (бумажными и электронными), радаром. На ледоколах, в отличие от торговых судов, вахту обычно стоят два судоводителя: старший вахты и вахтенный помощник. Старший вахты занимается управлением судном, маневрированием, задает курс и режим работы силовой установки. Вахтенный отвечает за навигацию.

Судоводители, офицеры-штурманы и палубная команда — ​один департамент. Второй — машинный: механики и мотористы. С точки зрения служебной лестницы это два параллельных пути, капитаном на гражданском флоте может стать только судоводитель. На вопрос, хочет ли она достичь пика карьеры, Диана отвечает: «Для этого нужно знать досконально весь ледокол, маневрирование во льдах, проводки. Капитан и старпом — максимально высокий уровень управления и ответственности, на этих должностях работают люди со всеми качествами лидера».

Ну и, как ни крути, коллектив преимущественно мужской. Сегодня в «Атомфлоте» среди командного состава экипажей только три женщины. Включая второго помощника капитана Киджи.

Пеленг на солнце

На атомном ледоколе стандартный рейс, если он не круизный, — ​четыре месяца. И каждый день вахты по четыре часа. Впрочем, и на суше Диане не до отдыха. «Конечно, когда выходишь на берег после четырех месяцев в море, все кажется таким новым, свежим, глаз отдыхает. Но у меня и дома график рабочий, напряженный», — ​говорит она.

Диана Киджи учится в аспирантуре «Макаровки» и участвует в научных проектах. Например, сотрудничает с Крыловским государственным научным центром — кстати, там она познакомилась с представителями «Атомфлота». Диссертация — по мореходной астрономии. «Вам может показаться, что это устаревший предмет, — ​замечает Диана. — ​На самом деле он остается актуальным. Его даже возвращают в программы учебных заведений для моряков».


Справка

СОЛАС (SOLAS, Safety of Life at Sea) — международная конвенция по охране человеческой жизни на море. Первую версию приняли в 1914 году, поводом стала гибель «Титаника». Конвенция определяет минимальные стандарты безопасности судов при постройке, оснащении оборудованием и эксплуатации.


Основная цель исследования Киджи — интеграция мореходной астрономии в современные электронные картографические системы. То есть совмещение классических, ручных методов с программным обеспечением. Сюда входит и метод определения местоположения судна, альтернативный спутниковому позиционированию, и определение поправки компаса, которую в соответствии с международной конвенцией СОЛАС (см. справку) нужно рассчитывать каждую вахту, раз в четыре часа. И если определять координаты судна можно разными способами, то возможности определения поправки компаса ограничены. В открытом море это только методы мореходной астрономии. «Поправка определяется вручную, механически. Мы берем пеленг на солнце, желательно во время восхода или захода, когда верхний край солнца лучше всего виден, высчитываем по мореходным таблицам истинный пеленг. Разница измеренного и высчитанного — это и будет поправка компаса», — ​объясняет Диана.

Конечно, помимо работы и учебы есть увлечения. Киджи интересуется историей, занимается верховой ездой, любит гонки на автомобилях — и вообще скорость. «У меня даже есть второй разряд по автоспорту. Я была пилотом авторалли, ралли-спринта. Но сейчас все забросила», — ​признается Диана. Что и понятно: новые маршруты, новые масштабы, новая навигация. Такое никакому автомобилю не под силу — только атомному ледоколу.


ДОСЬЕ ЛЕДОКОЛА «50 ЛЕТ ПОБЕДЫ»

Впервые вышел в рейс в 2007 году. Способен преодолевать лед толщиной 2,8 м. Зимой, как правило, проводит по Севморпути суда с грузами «Норникеля», «Газпром­нефти» и «Новатэка». Летом есть несколько коротких туристических рейсов: от Мурманска до Северного полюса и обратно. В 2013 году на борту «50 лет Победы» к полюсу доставили олимпийский огонь.