Авторизация Регистрация

Запомнить меня
Забыли пароль?

Сброс пароля

Свежий номер уже доступен

Тайны железногорской скалы

В мире о Железногорске знают благодаря писателю Сидни Шелдону: сибирский городок Красноярск 26 стал местом действия его детективного романа «Рухнувшие небеса». Жители Железногорска говорят, что автор дал волю фантазии и описал город совершенно неправдоподобно. Верно лишь то, что он таит в себе немало секретов. Откуда взялось озеро посреди города, что означают рисунки на циферблате часов на площади и почему главное здание в центре — не администрация, как в большинстве городов, а Дворец культуры, выяснила «СР».


Закрытый город Красноярск 26 появился на сибирской земле благодаря атомщикам, здесь построили Горно-химический комбинат. Затем пришли представители космической отрасли — производство открыли «Информационные спутниковые системы». Впрочем, сегодня Железногорск известен не только как промышленный, но и как культурный город.

История Железногорска начинается в 1950-х годах, но в центре ощущается будто город намного старше. Его часто сравнивают с Петербургом. Четкость линий в застройке, лепнина на фасадах, арки и колонны, резные карнизы — все это напоминает Северную столицу. Возможно, потому что город проектировали питерские архитекторы. Строился Железногорск во времена расцвета сталинского ампира — отсюда нарядные фасады и высокие потолки в квартирах.

Исторический центр города состоит из нескольких компактных кварталов, на машине их можно объехать за 20 минут, но пешком у любопытного туриста на это может уйти пару часов. Много деталей, которые хочется рассмотреть, и историй, которые они скрывают. «Вот здесь, на пересечении двух улиц, Советской и Советской армии, 15 августа 1950 года вбили колышек. Это точка начала строительства улиц будущего Соцгорода –– так именовали центральный городской массив Красноярска 26», — рассказывает заместитель директора городского музейно-выставочного центра по научно-просветительской работе Светлана Мартинсон.

Зеленый город вместо подземелья

Место под строительство комбината № 815 по наработке оружейного плутония и населенного пункта для рабочих выбирали полтора года. Искали зону с низкой сейсмической активностью и водоемом поблизости. Главный объект решено было строить на глубине 200 м, чтобы ему даже удар ядерной бомбы был не страшен. Вода нужна была для охлаждения реактора. Еще члены Первого главного управления при Совете министров СССР требовали, чтобы будущее предприятие находилось далеко от авиабаз вероятного противника, но при этом соседствовало с городом с развитой промышленностью.

«Есть легенда, что у Сталина согласовывали три варианта размещения жилого поселка при комбинате, — рассказывает начальник управления по связям с общественностью Горно-химического комбината Борис Рыженков. — Первый — населенный пункт прямо в горе, построенный над основным объектом. Вышел из дома, спустился на лифте — и ты уже на работе. Второй — поселок в Кантатском ущелье, над ним купол, засыпанный породой, вынутой из горы, а на куполе посажен лес. К объекту протягивалась линия метро. Третий вариант — обычный наземный поселок. Выслушав доклад, Сталин предложил подумать о людях и построить зеленый город. А план № 1 спустя годы просочился в Америку. В 1990-х годах беллетрист Сидни Шелдон написал триллер «Рухнувшие небеса» о подземном городе Красноярск 26, в котором живут и производят оружейный плутоний сто тысяч ученых, инженеров и техников. Все они не имеют права выходить на поверхность земли».

На волю досрочно

Летом 1949 года на берегу Енисея у деревни Додоново высадился строительный батальон. За два месяца соорудили склады и причалы для разгрузки барж со стройматериалами, проложили 6 км гравийной дороги и начали возводить бараки. Весной 1950-го за дело принялись проектировщики и изыскатели «ЛенГипростроя», а в помощники военным определили заключенных из Полянского исправительно-трудового лагеря.

ДВА ИМЕНИ

17 марта 1954 года указом Президиума Верховного Совета РСФСР рабочий поселок комбината №815 получил статус города и два имени: Железногорск — для закрытой переписки, Красноярск-26 — для открытой.

«Здесь отбывали наказание люди, осужденные за бытовые преступления, политических не было, — поясняет Светлана Мартинсон. — Делали самую черную работу, после взрыва скал увозили отвальные породы на тачках и вагонетках. Но сначала меньше чем за полгода они построили 50-километровую железнодорожную ветку по маршруту «станция Базаиха Красноярской железной дороги — Соцгород». По ней возили грузы на строительные площадки рабочего поселка и комбината. К 1953 году здесь числилось больше 27 тыс. заключенных, из них 4 тыс. — женщины. Работали все в полную мощь, за выполнение плана на 121 % срок сокращали втрое».

Борис Рыженков отмечает, что бытовые условия заключенных были нетипичными. В доказательство приводит шпионскую историю: «На сайте ЦРУ есть схемы лагеря, составленные американскими шпионами по рассказам бывших заключенных. На них видно, что в лагере есть бараки, футбольное поле, столовая, клуб и библиотека. Схема сопровождается донесением, что «условия жизни заключенных даже лучше, чем у свободных людей».

Сибирская неоклассика

Сердце старого города — площадь Ленина со статуей Ильича. Изначально это место называлось площадью Сталина, и в самом первом проекте на постаменте стоял именно он. Идеологические коррективы внесли в 1953 году, после смерти генералиссимуса.

Главное здание центра — не городская администрация, как в большинстве советских городов, а Дворец культуры на 700 посадочных мест. Он похож на петербургский Александринский театр в миниатюре.

Еще один заметный архитектурный акцент — два жилых пятиэтажных дома напротив Дворца культуры. На крыше одного из них — статуи гипсовых рабочих и инженеров, над крышей второго возвышается башня с часами. Они до сих пор показывают точное время.

СПРАВКА

Горно-химический комбинат — градообразующее предприятие Железногорска. Его главные производственные мощности расположены в скальных породах горного массива на правом берегу Енисея, в 60 км от Красноярска. До 1995 года основной задачей ГХК было производство оружейного плутония. После снятия оборонного заказа на эту продукцию провели конверсию предприятия. Сегодня главная миссия комбината — создание полного технологического комплекса в области обращения с ОЯТ энергетических реакторов и замыкание ядерного топливного цикла.

«Гости города часто обращают внимание на украшение циферблата, думают, что на нем изображены знаки зодиака. Их вводят в заблуждение фигурки — рак, баран, рыбы. Но в 1950-х годах в советском государстве о гороскопах и речи быть не могло. Если смотреть внимательно, можно заметить изображения елки, зайца, медведя и других символов Сибири. Это просто оригинальный художественный прием», — говорит Светлана Мартисон.

Самое живописное место в городе — искусственное озеро. Протяженность его береговой линии — 11 км. Вокруг озера расположены три жилых квартала. Комсомольцы, массово прибывшие на соцстройку в 1956 году, расчистили пойму реки Кантат, сделали дамбу и систему шлюзов. Теперь озеро — излюбленное место отдыха горожан. Три пляжа, детская парусная школа, можно рыбачить — в озере водятся лещи, караси, окуни и щуки.

Секретарша со сверхдоходами

Красота закрытых городов, комфорт и преференции в снабжении с самого основания привлекали в Железногорск молодых специалистов. Так, Владимир Пилипенко переехал сюда из Красноярска в начале 1970-х. Его распределили технологом в управление строительства «Сибхимстрой». Через год он получил свою первую квартиру — однушку в центре. Жилье тогда получали все молодые специалисты. Руководящие же кадры жили в особняках, построенных в лесном массиве, поэтому улицу Горького горожане иронично окрестили улицей Дворянской.

Жена Владимира Пилипенко Валентина последовала за мужем. Сначала устроилась секретарем в машинописное бюро космической организации, которую в Железногорске в 1959 году основал Михаил Решетнев. Сейчас «Информационные спутниковые системы» им. Решетнева — второе градообразующее предприятие. Компания — отечественный лидер спутникостроения: здесь производят 70 % всех российских спутников гражданского назначения.

«На печатной машинке набирала всякие секретные постановления, после работы обязана была сдавать в особый отдел не только копии документов, но и копирки. Зато оклад у нее был 340 рублей, а у меня, главного технолога, всего 147», — с улыбкой рассказывает Владимир Пилипенко. В доходах супруги вскоре сравнялись. Сейчас Владимир Пилипенко руководит приемной Общественного совета «Росатома» в Железногорске.

Бренд с нотами

Для молодых специалистов Железногорск до сих пор остается привлекательным местом для жизни. Новые карьерные возможности дают программы атомной отрасли по подготовке кадрового резерва — «Золотой резерв «Росатома» и «Капитал «Росатома», а также конкурсы «Человек года «Росатома» и AtomSkills. Инженер-технолог ГХК Дмитрий Друзь курирует эти проекты на комбинате. Недавно сам закончил обучение по менторской программе «Росатома». Сейчас в качестве наставника работает с командой из 40 человек — химиков, сварщиков, конструкторов, проектировщиков, дозиметристов и водителей — готовит их к участию в AtomSkills.

Среди городских жилых кварталов расположено искусственное озеро с пляжами и детской парусной школой

«Когда участвуешь в программах «Росатома», учишься не бояться ответственности, быть мобильным, способным принимать вызовы, проявлять силу воли и менять решения, если видишь, что они неудачные. Но главное, ты никогда не забываешь о конечной цели, — объясняет Дмитрий Друзь. — Перестаешь быть просто технарем и принимаешь ответственность за результат. Благодаря этим навыкам мне удалось поучаствовать в ключевых проектах ГХК: создании ОДЦ, строительстве сухого хранилища».

Хорошим снабжением сегодня уже никого не удивишь. Однако в части условий для комфортной жизни Железногорску есть чем похвастаться. В городе пять театров и две театральные студии, три музея, больше десятка библиотек, целый больничный городок, зоопарк, несколько лыжных баз.

Один из культурных брендов Железногорска — Детская школа искусств им. Мусоргского. С творчеством учеников и их преподавателей знакомы профессиональные музыканты из крупных российских городов и из-за рубежа — Чехии, Франции, Финляндии, Италии, Испании. Школа активно участвует в престижных конкурсах по всему миру и часто занимает призовые места.

Звуки классической музыки слышны здесь уже в гардеробе, по коридорам бегают подростки в концертных нарядах. Щеки красные, глаза блестят, разговоры только шепотом. Наверху идет отчетный концерт фортепианного отделения.

Школа искусств в Железногорске работает как филармония: концерты дают и дети, и педагоги

«Бах. Сицилиана. Выступает фортепианное трио!» — объявляет ведущий, на сцену поднимаются две девушки и юноша. На вид им лет по 12–13. Отчетные концерты для некоторых учеников — только начало большого пути. Самые талантливые воспитанники участвуют в проекте «Юные виртуозы с Красноярским камерным оркестром». А в нынешнем году пять учеников пригласил играть в свой оркестр ударных инструментов Siberian Percussion дирижер Сергей Газизуллин.

Школа искусств в Железногорске выполняет функцию филармонии. Выступают дети и педагоги, основной преподавательский состав — люди с консерваторским образованием. У местных музыкантов есть поклонники не только среди земляков, благо сейчас во многих престижных исполнительских конкурсах можно участвовать заочно. «Дистанционное участие дает безграничные возможности, — говорит преподаватель школы и заслуженный работник культуры Ирина Кузнецова. — Наши детские и взрослые выступления занимали призовые места в русских и зарубежных заочных конкурсах. Весной 2019 года преподавательский «Клавир квартет 88» взял Гран-при второго Всероссийского конкурса «Исполнительство и педагогика», он проходил в Санкт-Петербурге. Играли трудную токкату из сонаты для двух фортепиано в восемь рук болгарского композитора Стефана Икономова и оставили позади более 60 участников».