Авторизация Регистрация

Запомнить меня
Забыли пароль?

Сброс пароля

Свежий номер уже доступен

Вход в «Страну чудес» закрыт: вспоминаем битву за Диксон

В августе 1942 года немецкие ВМС попытались прервать навигацию по Северному морскому пути. Операцию «Страна чудес» заслонили события Сталинградской битвы. Тем не менее противостояние горстки советских полярников и моряков линкора «Адмирал Шеер» носило эпический характер. Преимущество агрессора было подавляющим, однако добиться чего-то значимого противник так и не смог.

В середине августа 1942 года линкор «Адмирал Шеер» вошел в Карское море. Общей задачей было прервать морское сообщение между Новой Землей и проливом Вилькицкого — уничтожать суда, порты, станции. Первой жертвой должен был стать караван, который, по данным японских союзников, направился с Дальнего Востока к Мурманску. Но тяжелая ледовая обстановка задержала те 23 судна почти на месяц. Зато бортовой самолет-разведчик Arado обнаружил другой конвой во главе с ледоколом, но пилот неправильно определил его курс: не на восток, а на юго-восток. Командир корабля, капитан первого ранга Вильгельм Меендсен-Болькен, потерял время в ожидании легкой добычи, а когда понял ошибку и пустился в погоню, ни о чем не подозревавших советских моряков спасла сама природа: линкор попал в ледовый плен.

«Адмирал Шеер» все-таки выбрался на участок рыхлого льда, но тут при неудачной посадке разбился Arado: корабль фактически остался без дальнего зрения. Стало понятно, что шансы на перехват гражданских судов стремятся к нулю. Но 25 августа наблюдатели немецкого линкора увидели некое судно, которое Меендсен-Болькен решил захватить в надежде получить информацию о ледовой обстановке на востоке Карского моря и данные о движении конвоев по СМП.

Гибель «Александра Сибирякова»

Одиноким судном оказался ледокольный пароход «Александр Сибиряков». В начале войны на него установили четыре пушки (две калибра 76 мм и две — 45 мм) и включили в состав ледокольного отряда Беломорской военной флотилии. Командиру Анатолию Качараве присвоили звание лейтенанта.

«Александр Сибиряков» шел с Диксона на Новую Землю с грузом провианта, топлива и стройматериалов для полярных станций. На судне находился отряд военнослужащих и полярники, вместе с экипажем — 104 человека.

«Адмирал Шеер» поднял флаг США и «представился» прожекторами как «Тускалуза» (немцы из радиоперехвата знали, что американский крейсер недавно был в тех местах). Анатолий Качарава телеграфировал в порт Диксон, что встретил иностранный корабль и тот запрашивает данные о ледовой обстановке и курсе «Александра Сибирякова». С Диксона немедленно отозвались: «Не сообщать». «Адмирал Шеер» тут же начал глушить сигнал. Качарава просемафорил: «Кто вы, ваша национальность?» Крейсер ни с того ни с сего ответил: «Сисияма». Тут уже всем стало ясно, что маскарад не удался. Меендсен-Болькен велел поднять флаг кригсмарине и потребовал от «Александра Сибирякова»: «Прекратите работать радиостанцией, остановите машину, спустите флаг, сдавайтесь».

Качарава даже не думал подчиняться и попытался уйти к острову Белуха. Немцы открыли огонь. В 13:40 порт Диксон получил сообщение: «Вражеский корабль движется на нас, мы принимаем бой». Советский пароход отвечал из своих орудий, но они не могли причинить вреда немецкому рейдеру: расстояние было слишком велико. Для 283-миллиметровых орудий «Адмирала Шеера» дистанция не была проблемой. Линкор сделал шесть залпов, выпустив 27 снарядов, четыре попали в цель. На «Александре Сибирякове» начался пожар, в пробоины хлынула вода. К тому времени Анатолий Качарава был ранен, командование принял комиссар Зелик Элимелах. В 14:05 он приказал всем покинуть корабль. В 14:07 Диксон передал арктическим станциям сообщение: «Фашистский крейсер в Карском море, атакован ледокол «Александр Сибиряков». Всем судам немедленно остановить радиопередачу».

«Александр Сибиряков» ушел под воду около 15:00, так и не спустив флаг. Борт не покинули комиссар Зелик Элимелах и старший механик Николай Бочурко, он открыл кингстоны, чтобы враг не успел попасть на ледокол. Немцы спустили катер, чтобы подобрать уцелевших: ​надеялись получить хоть какие-то сведения о ледовой обстановке и движении по СМП. В шлюпке, по разным данным, спаслись 22–29 человек, среди которых был и находящийся без сознания Качарава. Несколько моряков предпочли плену смерть и прыгнули в воду. Кочегар Матвеев оказал сопротивление, немцы его расстреляли.

«Александр Сибиряков» мог бы спастись. Еще 21 августа на одной полярной станции заметили гидросамолет Arado. О выходе «Адмирала Шеера» в сторону СМП сообщали британские союзники. Однако штаб не удосужился предупредить подчиненных.

БОЙ ЗА ПОРТ ДИКСОН. КОМАНДОВАНИЕ И СИЛЫ СТОРОН


Кригсмарине

Командир: капитан первого ранга Вильгельм Меендсен-Болькен

Линейный корабль «Адмирал Шеер»

Длина: 186 м

Ширина: 21,34 м

Вооружение:

6 орудий калибра 283 мм (масса снаряда — 300 кг)

8 орудий калибра 150 мм

6 зенитных орудий калибра 105 мм

Зенитные автоматы

Экипаж: 1150 человек

ВМФ СССР

Командир: лейтенант Николай Корняков

Батарея № 569

Вооружение:

2 гаубицы калибра 152 мм

Расчеты: 26 человек (12 кадровых военных, 14 добровольцев из гражданских лиц)

Командир: старший лейтенант Сергей Кротов

Ледокольный пароход «Семен Дежнев» (СКР-19)

Длина: 104 м

Ширина: 15 м

Вооружение:

4 орудия калибра 76 мм

4 орудия калибра 45 мм

Экипаж: 70 человек


Оборона Диксона

После неудачной охоты за конвоями Меендсен-Болькен перешел ко второй части операции «Страна чудес» и нацелился на порт Диксон. Судя по радиоперехватам, это был центр управления Северным морским путем. Разрушение порта могло бы приостановить навигацию. По данным немецкой разведки, порт охраняла рота НКВД, артиллерии там не было. Меендсен-Болькен планировал расстрелять объекты и высадить десант из 180 моряков, чтобы захватить документы и уничтожить сотрудников и защитников порта.

Получив от гибнущего «Александра Сибирякова» данные о немецком линкоре, в Диксоне приступили к подготовке обороны. Ситуация осложнялась тем, что по приказу руководства Северного флота были демонтированы все береговые батареи, орудия отправили на Новую Землю. По сути, к 25 августа в порту были боеспособны только две 152-миллиметровые гаубицы образца 1910 года, модернизированные в 1930-е. Они образовывали батарею № 569, командовал которой лейтенант Николай Корняков. Человек толковый и энергичный, утром 26 августа он приказал разгружать боеприпасы и готовиться к бою. Работа длилась весь день. В штате батареи были 12 человек вместо положенных 26, Корняков призвал добровольцев — сотрудников порта, организовал их обучение и занялся пристрелкой батареи. Пехотные орудия не имели важнейшего для успеха морской стрельбы прибора — дальномера. Николаю Корнякову пришлось использовать обычную панораму и определить ориентиры, отталкиваясь от которых можно было вести прицельный огонь.

Ледокол и пароход против «Адмирала Шеера»

В порту стоял переоборудованный по типу «Александра Сибирякова» ледокольный пароход «Семен Дежнев», получивший военное название СКР‑19, и пароход «Революционер». Вооружение первого состояло из четырех 76-миллиметровых и четырех 45-миллиметровых орудий. На «Революционере» было одно 76-миллиметровое, одно 45-миллиметровое орудие и четыре 20-миллиметровые зенитные пушки «Эрликон». Кроме того, у причала стоял пароход «Кара», доверху загруженный взрывчаткой.

«Адмирал Шеер» не заставил себя ждать. Наблюдатели заметили его 27 августа в 01:05. В это время летом на Диксоне видимость вполне хорошая. Через 20 минут навстречу линкору двинулся «Семен Дежнев» под командованием старшего лейтенанта Сергея Кротова. Корабли сближались. С советского парохода прожекторами запросили опознавательные. С «Адмирала Шеера» последовал залп. Три снаряда легли перед носом «Семена Дежнева». Пароход продолжил движение. Канониры целились в единственное уязвимое место «Адмирала Шеера» — капитанский мостик, но цель была слишком мала. Позднее Меендсен-Болькен в своей книге «Схватка среди суровых льдов» напишет о четырех попаданиях снарядами малого калибра, два из которых пришлись в броневой пояс, еще два незначительно повредили надстройку.

Огонь немецкого линкора имел губительные последствия. Через пять минут боя «Семен Дежнев» получил несколько пробоин. Семерых членов команды убило, 22 были ранены. Сергей Кротов приказал поменять курс в сторону бухты Самолетной, где корабль был посажен на грунт во избежание затопления.

Линкор «Адмирал Шеер» так и не стал покорителем Арктики

«Адмирал Шеер» перенес огонь на «Революционер», пароход загорелся. Дымовая завеса скрыла «Кару». Если бы немцы ее заметили, единственное попадание могло привести к взрыву сотен тонн аммонала. Порт бы точно не уцелел.

Огонь батареи № 569

Но главным отвлекающим фактором для фашистского линкора стал не пожар, а обстрел. «К сожалению, мне не удалось завершить начатое, так как в 00:43 (время берлинское. — «СР») открыла огонь молчавшая до того береговая батарея русских. Судя по всплескам, огонь вели орудия калибром свыше 138 мм, число орудий в батарее определить не удалось, так как орудия, по всей видимости, стреляли поочередно. Первый выстрел русских лег с перелетом в 500 м, затем был недолет метров 200, в 00:44 в «Адмирал Шеер» попало два снаряда, один из которых повредил 150-миллиметровое орудие левого борта», — ​писал Вильгельм Меендсен-Болькен в своей книге (цитата по flot.com).

Второй снаряд попал в район фок-мачты, то есть первой от носа мачты линкора. Обнаружить батарею немцы не смогли, и капитан «Адмирала Шеера» решил ретироваться. Он повел корабль вокруг острова (см. схему), сметая огнем на своем пути все объекты. Станция наблюдения за туманами на острове Медвежий была уничтожена. Обогнув Диксон, в 02:31 линкор приступил к бомбардировке порта с северо-запада. Были уничтожены жилые постройки, радиоцентр, склад горючего. Жители поселка были эвакуированы в тундру, поэтому никто из них не пострадал.

Батарея № 569 стреляла наугад по отсветам залпов «Адмирала Шеера». Вреда линкору она не причинила, но боевой дух его командира подорвала. Меендсен-Болькен видел разрывы снарядов советских орудий и понимал, что батарея не подавлена. Находясь в тысячах километров от базы, среди суровых льдов, он опасался, что крейсер получит фатальные повреждения. Высадка десанта также казалась сомнительным предприятием: батарея могла расстрелять моряков. «Адмирал Шеер» продолжил бомбардировку, двигаясь в сторону порта. Выйдя из-за острова, он стал виден наблюдателю батареи. Николай Корняков скорректировал прицел и добился еще одного попадания. На этот раз в ют, кормовую надстройку. На линкоре начался пожар, и Меендсен-Болькен увел корабль в открытое море.

Работу радиоцентра полярники возобновили через два дня. Столько же понадобилось для восстановления парохода «Революционер». «Семена Дежнева» вернули в строй через три дня после боя. Причалы во время боя существенно не пострадали. Навигация по Северному морскому пути продолжилась.

Надводные корабли кригсмарине больше на СМП не заходили. После фиаско «Адмирала Шеера» до 1944 года все операции там вели немецкие подводные лодки, они в основном ставили минные заграждения и иногда атаковали торпедами конвои.

За оборону Диксона Николай Корняков и Сергей Кротов получили ордена Отечественной войны II степени. В наградном листе Корнякова указано, что действия его батареи оказали решающее влияние на исход боя.