Авторизация Регистрация

Запомнить меня
Забыли пароль?

Сброс пароля

Свежий номер уже доступен

Театр начинается с Академии наук

Информационный центр по атомной энергии Новосибирска стал партнером «Первого театра» в постановке «Истории великих идей». Жанр — сторителлинг: актеры рассказывают истории о знаменитых ученых. Получается познавательно и увлекательно.

«Директор театра Юлия Чурилова предложила совместный проект — спектакль об ученых и их открытиях, повлиявших на мир, — ​говорит руководитель ИЦАЭ Новосибирска Михаил Харитонов. — ​Мы с энтузиазмом восприняли сочетание популяризации науки и актуальной формы театрального высказывания». Создатели спектакля, актер Никита Щетинин и режиссер Варвара Попова, разделили постановку на две части. Первая — «Хеди / Лиза / Мария / Карл», в которой рассказывают истории актрисы и изобретательницы первой защищенной системы передачи данных Хеди Ламарр, физика-ядерщика и пацифистки Лизы Мейтнер, дважды нобелевского лауреата Марии Склодовской-Кюри и открывшем группы крови Карле Ландштейнере. О создательнице алгоритмов, циклов и ячеек Аде Лавлейс, повелителе переменного тока Николе Тесле, гениальном математике Софье Ковалевской, криптографе Алане Тьюринге и отце теории эволюции Чарльзе Дарвине — вторая часть премьеры.

ИЦАЭ взял на себя научную помощь: подбор литературы, консультации, визиты в Сибирское отделение РАН, чтобы актеры лучше поняли особенности мышления исследователей. «Очень важно, рассказывая простым языком о сложном, не искажать факты. Артисты разбирались в сферах своих ученых, читали книги, мы ездили к научным сотрудникам, которые рассказывали обо всем, показывали, где они работают. К тому же артист должен быть готов ответить на вопрос из зала, над этим мы тщательно работали и продолжаем работать», — ​поясняет Варвара Попова.

Премьера состоялась в центре Новосибирска — в камерной «Мастерской Крикливого и Панькова». Зрители — актеры и режиссеры местных театров, ученые, сотрудники ИЦАЭ. Спектакль репертуарный, с 25 апреля его могут увидеть все желающие. Сайт театра: www.1-teatr.ru.

Из монолога Юлии Шабайкиной о Лизе Мейтнер

— Работа называлась «Значение радиоактивности для космических процессов». Так она ее назвала и отправила в редакцию, чтобы сделали афишу. Она отсылает название, там сидит, как я полагаю, мужчинка, и он: «Так. Проблема радиоактивности для… что там… Лиза Мейтнер! Да ты ж моя кисонька, какие космические процессы, ты ж опечаталась! Косметические! Ух, бабы, писать не умеют». Делает «Косметические процессы», везде расклеивают афишки. Настал день икс, моя Лиза нарядилась, пришла, а там просто куча женщин. Она стоит и думает: «Господи, это ж я всех баб подняла, это ж всем космические процессы интересны стали!» Начинает рассказывать, а в рядах какие-то шу-шу начинаются. Сидят дамы, не очень понимают они: «Я извиняюсь, а про помаду там будет же, да?» И вот 10 минут космические процессы, 15 минут космические процессы, а там как бы вообще недопонимание происходит у людей. Конечно, потом выясняется, в чем суть, и моя Лиза как-то выкручивается. Но вот если бы мне было кому задать вопрос «Что не так?», я бы задала «Ребята, куда вы вообще смотрели? Только лишь потому, что она женщина, ребята!»

Из монолога Карины Мюлевой о Марии Склодовской-Кюри

— Знаете, в моем детстве у нас были друзья азербайджанцы. И они варили шурпу. Это был настоящий праздник! Потому что хозяйка дома с самого утра брала большой чан, клала туда куски мяса, наливала воду и целый день варила, периодически добавляя то лавровый листочек, то морковочку, то лучок, и ароматы были по всему дому, и все ждали, когда же шурпа сварится. Только к концу дня она была готова и все могли насладиться этим вкусом. Так же и Мария варила свою «шурпу» из урановой руды. Четыре долгих года. Четыре года Мария возилась с этими камнями в этой ужасной лаборатории, но она была так счастлива! Для того чтобы выделить радий, ей понадобилось восемь тонн урановой руды. Восемь тонн, чтобы выделить сто миллиграммов радия! Маленький, крошечный кусочек, который потом Мария будет носить на шее как талисман.