Авторизация Регистрация

Запомнить меня
Забыли пароль?

Сброс пароля

Свежий номер уже доступен

Энергия шутки

Говорят, чувство юмора напрямую связано с уровнем интеллекта. Придумать небанальный изящный розыгрыш — задача не для средних умов. 1 апреля посвящается — несколько примеров, как подшучивали друг над другом атомщики.


МАГНИТ НАУКИ

Научный сотрудник ВНИИНМ Евгений Клюкин приводит такой эпизод:

— Было это в середине хрущевской оттепели. Начальник одной из лабораторий 1 апреля вызвал к себе молодого специалиста — прямо скажем, не богатыря. И поручил доставить в другой НИИ мощный магнит. Как это было, позже рассказал сам герой розыгрыша. «Тяжелый магнит уложили в туристический рюкзак, надели мне на плечи. И с первых шагов я испытал новое и почти волшебное чувство мощной тяги моего организма к металлоконструкциям. Я буквально пробирался мимо опор лестниц, перил, металлических дверей, как персонаж из мультфильма, упираясь ногами в пол и согнувшись пополам, чтобы преодолеть неведомую силу…

Коллеги провожали меня всем отделом до самого выхода, сохраняя на лицах полную невозмутимость. Но основную часть шоу они пропустили. При посадке в трамвай эта самая неведомая сила приподняла меня и намертво примагнитила к борту транспортного средства. А так как металлическая часть вагона начиналась на уровне моей головы (низ трамвая был деревянным), то я беспомощно повис на рюкзаке, не доставая до земли ногами сантиметров тридцать. Много добрых слов я выслушал от вагоновожатого, так как наотрез отказался отделиться от рюкзака с ценным для науки грузом. Два дюжих водителя грузовиков, дорогу которым перегородил трамвай, смогли отделить меня от борта трамвая монтировками. При этом для ускорения операции они решили слившиеся плоскости магнита и трамвая смазать машинным маслом. Запах его я чувствую до сих пор…

Кстати, народ на остановке, в отличие от матерившихся шоферов, поддерживал отечественную науку добрым словом. Сопереживал, давал советы, удивлялся новым возможностям, которые она открывает… После завершения спасательной операции, намасленный, но непобежденный, я решил идти в точку назначения пешком, избегая металлоконструкций. И конечно, попытался сохранить полную невозмутимость, вернувшись в свою лабораторию».


МИНИСТЕРСКИЕ УТКИ

Академик Анатолий Александров, выступая на вечере, посвященном его 80-летию, рассказал, как однажды он с коллегами разыграл министра Ефима Славского:

— Как-то мы должны были прийти к Ефиму Павловичу, а он с охоты приехал и привез много уток. А мы, значит, Александра Павловича Виноградова, который был поменьше ростом и более юркий, чем мы, в обход по берегу, чтобы он с черного входа зашел. Александр Павлович пролез, взял этих уток и унес. Ефим Павлович приводит нас — вот, смотрите, я с охоты приехал… А уток нет! Надо было видеть реакцию самого охотника в этот момент.


ДУЭЛЬ МИГДАЛА И ЗЕЛЬДОВИЧА

Из воспоминаний главного научного сотрудника НИЦ «Курчатовский институт», профессора Игоря Мишустина:

— А. Б. (Аркадий Бенедиктович Мигдал. — «СР») попросил меня передать Я. Б. (Якову Борисовичу Зельдовичу. — «СР») экземпляр своей книги «Приближенные методы квантовой механики». Он при мне сделал дарственную надпись, которая меня несколько шокировала:

Половых излишеств бремя
тяготело над тобой,
Но теперь настало время
для политики иной.
Твоя новая тематика —
астро-космо-математика.
Поэт Олейник

На следующий день я передал книгу Я. Б. Он прочитал надпись, усмехнулся и ничего не сказал. <…> Примерно через год после этого Зельдович и Попов направили в редакцию УФН («Успехи физических наук». — «СР») большой обзор, посвященный рождению электронно-позитронных пар в сильных полях. В конце введения было приведено двустишие:

Могучий и громадный,
далек астральный лад.
Желаешь объясненья —
познай атомосклад.

В сноске было указано: Велимир Хлебников, изыскания Я. Б. Зельдовича.

В процессе прохождения рукописи кто-то в редакции разгадал скрытый смысл этого стихотворения (выпишите первые буквы слов). Когда статья была уже набрана, редактор потребовал от авторов убрать стихотворение. Это означало для них выплату большого штрафа за перебор статьи. Авторы отказались и предложили компромисс. Слово «желаешь» было заменено на «ты ищешь». Но и за это небольшое изменение Зельдович должен был заплатить 150 рублей, немалые деньги по тем временам. А. Б. <…> долго смеялся. Особенно забавляло его, что Зельдович заплатил штраф.


ИСЧЕЗАЮЩИЕ ЗВЕЗДЫ

Из книги «Апостолы атомного века», главы, написанной Феликсом Щелкиным, сыном Кирилла Щелкина, главного конструктора будущего РФЯЦ-ВНИИТФ:

— Отец надел три Звезды Героя, медаль лауреата Ленинской премии и три медали лауреата Государственной премии всего один раз в жизни (все награды он не надевал ни разу). И надел не по своему желанию, а в результате блестяще удавшегося розыгрыша своих друзей. В 1959 году он, научный руководитель и главный конструктор Челябинска 70, был делегатом съезда КПСС от Челябинской области. В первый день съезда Ванников и Курчатов надели Звезды Героев и знаки лауреатов, а отец, как всегда, пришел без наград. В перерыве Ванников и Курчатов стали строго ему выговаривать: тебя наградили, выбрали для такого торжественного события, как съезд, а ты пришел без наград, пренебрег всеми, мы этого не ожидали от тебя. Отец принял эти упреки за чистую монету, на следующий день пришел с наградами, а Ванников и Курчатов, договорившись, награды сняли. Увидев отца, оба стали его отчитывать: тебя на съезд выбрали работать, чего ты хвастаешься звездами, не ожидали, что ты такой нескромный.


ПРОБКИ ОТ КУРЧАТОВА

Журналист Юрий Дризе записал рассказ Дмитрия Переверзева, телохранителя Игоря Курчатова:

— Конец 1940-х. Идет заседание в Академии наук, причем ночью. Я сижу в предбаннике, глаза слипаются, а академики все говорят. Вдруг дверь открывается, выходит Курчатов: «Слушай, Митяй, поди-ка в буфет (тогда он и ночью работал) и набери побольше пробок от бутылок». Зачем, думаю, ему пробки? Набрал две пригоршни, отдал Курчатову. Он пошел в гардероб и положил пробки в карманы пальто академиков: «Пусть дома подумают, чем они по ночам занимаются».