Авторизация Регистрация

Запомнить меня
Забыли пароль?

Сброс пароля

Свежий номер уже доступен

В гостях у атомных водолазов

Каких только профессий нет в «Росатоме». На АЭС и других отраслевых предприятиях 90 гидротехнических сооружений, которые нужно регулярно обслуживать. Без подводных работ тут никак.

Текст: Анастасия Барей / Фото: «Страна Росатом», ЭПРОН

Филиал АТЦ СПб, Центр аварийно-спасательных подводно-технических работ «ЭПРОН» (расшифровывается как экспедиция подводных работ особого назначения) расположен в поселке Селятино, в 40 км от столицы. Вход венчает логотип с водолазным шлемом. На первый взгляд, здание небольшое, но, как позже выяснилось, в нем помещается полноценный комплекс для тренировок. В команде семь водолазов и два водолазных специалиста — это водолазы высшей квалификации.
«Я психиатр, мне можно верить»
Мое знакомство со станцией начинается с барокамеры, имитирующей среду погружения на глубину до 100 м. Зимой, когда выездов значительно меньше, водолазы тренируют здесь выносливость и отрабатывают приемы оказания медицинской помощи.

Шлемы — для каждого типа погружения свой

Шлемы — для каждого типа погружения свой

В соседней комнате кабинет реабилитации. «Вот наша система «Монарх», — рассказывает врач по водолазной медицине Дмитрий Пилюгин. — Это устройство позволяет определить физическое состояние водолазов, готовность к погружению. Информация заносится в базу данных и анализируется. После я даю рекомендации. Но самочувствие чаще всего нормальное, с проблемами со здоровьем у нас не работают. Вообще, мы называем этот кабинет кабинетом психологической разгрузки. Даже массажное кресло есть. Человек садится, закрывает глаза, звучит шум прибоя… Через ­20–25 минут эмоциональное состояние восстанавливается. Для такой ответственной профессии, как водолаз, крайне важно иметь стабильную нервную систему. По основному образованию я психиатр, мне можно верить».
Три плюс два
Помимо стабильной нервной системы нужна отличная физическая форма. Для погружений в разных условиях свой комплект снаряжения, но в среднем его вес — 80 кг. Тяжелое обмундирование, большие ботинки, необъятные гидрокостюмы… Да еще под водой — представьте нагрузку.
Водолазные работы зимой

Водолазные работы зимой

Мне предлагают примерить шлем. Один из водолазов придерживает его рукой, и я все равно чувствую, как 16 кг давят на голову. В шлем встроены наушники, микрофон. Главный водолазный специалист Олег Ховаев поясняет: «При погружении нужно постоянно общаться с руководителем спуска. Он подает команды и сигналы, следит, как водолаз отвечает, оценивает его самочувствие. Плюс у водолаза есть камера, чтобы все видели, что происходит под водой».
Атомные водолазы должны быть готовы к погружениям в условиях высокой температуры. Работать, скажем, при 37 °C очень непросто. Так было, например, на Смоленской АЭС в 2017 году. Часовой спуск делили на три смены по 20 минут.
Чаще всего погружения проходят на глубине до 10 м, вблизи оборудования, которое не может быть остановлено по техническим причинам, видимость иногда почти отсутствует. В этом и кроется сложность: тебя может задеть или ты застрянешь в узком месте. «На погружения обычно выезжают минимум три водолаза. Плюс мы стараемся брать с собой двух специалистов, которые обеспечивают работу водолазов на суше», — говорит Ховаев.
Встречаемся у бассейна
Снаряжение хранится на специальных стеллажах рядом с тренировочным бассейном. Глубина бассейна — всего 4 м, но, как говорят сотрудники, для отработки и поддержания навыков этого вполне достаточно. Летом штатные тренировки устраивают и на открытой воде, на пруду в Тимонине, недалеко от станции.
Работа на комплексе гидротехнических сооружений Балаковской АЭС

Работа на комплексе гидротехнических сооружений Балаковской АЭС

Как проходит обычный рабочий день водолазов? «Утром, в 7:30–8:00, мы собираемся у бассейна. Готовим снаряжение. Отрабатываем темы практических занятий, — описывает распорядок Олег Ховаев. — Два раза в неделю — теория. Члены группы по очереди готовят доклады. Учиться нужно непрерывно, в нашем деле много аспектов, которые важно постоянно обсуждать, освежать в памяти».
В обязанности входят и занятия в спортзале — раз в неделю. Но тренируются каждый день. В распоряжении у команды тренажеры, гантели, есть теннисный стол и дартс.
Алексей Рыбакин, старшина водолазной станции

Алексей Рыбакин, старшина водолазной станции

За день до моего приезда на водолазную станцию телевизионщики снимали сюжет об ЭПРОНе — как варят и режут металл под водой. Подводная сварка — один из базовых навыков водолазов «Росатома». В списке типовых задач и комплексное обследование подводной части гидротехнических сооружений. По словам водолазов, это интересная, творческая работа. Необходимо собрать данные, которые позволят специалистам точно оценить состояние объекта и которые будут понятны эксплуатационным организациям. Получается целое расследование, где важны знания гидротехники и специализированных приборов.
Клады не брать
Для изучения глубин, куда водолазу не добраться, есть желтый робот — телеуправляемый подводный аппарат «Мираж 6000». Он способен спускаться на 800 м. «Мы используем его для обследования подводных объектов, обнаруженных гидролокатором. Например, за борт упал какой-то контейнер. С помощью системы навигации оператор подводит к нему робота и обследует. У робота есть захват, куда можно вставить дозиметр, чтобы замерить радиацию. Подводный аппарат может перемещаться боком, что очень помогает при обследовании гидротехнических сооружений. «Мираж 6000» работал в губе Андреева, на Курской АЭС», — рассказывает Олег Ховаев.
В межспусковой период, раз в неделю по четвергам, водолазы тренируются в барокамере

В межспусковой период, раз в неделю по четвергам, водолазы тренируются в барокамере

Водолазы вспоминают, как находили на дне трактор, велосипеды, однажды в Нововоронеже вытащили мотоцикл. Случалось, доставали мобильные телефоны — интересно было проверить, работают или нет. Не работали. Но единогласно команда говорит, что есть такой порядок — лишнего из воды не тащить: «Море отдает, но одновременно и забирает. Пусть все остается на своих местах».
Бывает, что встречают под водой живность. Водоемы на АЭС зарыбляются, и рыба вырастает большая. Она подпускает к себе достаточно близко, но трогать не дает, рассказывают мои собеседники.
Тим-тюнинг
В гараже ЭПРОНа стоит аварийно-спасательная машина, на которой команда выезжает на водолазные спуски. В ней оборудование, система воздухоснабжения и небольшой отсек для персонала. В скором времени у водолазов появится более совершенный автомобиль. «Мы продумали рабочее место для руководителя спуска, — говорит Олег Ховаев. — Установим экран, чтобы следить за действиями водолазов под водой, будем поддерживать связь через блютус-наушники. Сконструировали спускоподъемное устройство для водолазов. Исполнением занимаются подрядчики, проект — полностью наш. Мы всей командой просчитывали, как сделать машину удобнее. Сами рисовали эскизы. У нас в этом плане очень хорошие, гармоничные отношения, мы делимся друг с другом знаниями и идеями».