Авторизация Регистрация

Запомнить меня
Забыли пароль?

Сброс пароля

Свежий номер уже доступен

Круги по тяжелой воде

В конце октября весь мир прощался с Иоахимом Реннебергом, человеком, помешавшим Гитлеру создать ядерную бомбу. Об операции по уничтожению в Норвегии важнейшего объекта гитлеровской атомной программы — завода Norsk Hydro по производству тяжелой воды, вспоминает обозреватель «СР».

Текст: Константин Чуприн /Фото: Марте Кристенсен

Норвегия была стратегически важна для Гитлера. В том числе как единственный производитель тяжелой воды (окиси дейтерия) — замедлителя нейтронов в ядерных реакторах на природном уране. Немцы, используя тяжелую воду, нащупали свой путь к наработке оружейного плутония, хотя и не оптимальный в сравнении с технологиями, где замедлителем служит графит. В 1945 году, перед самой капитуляцией Третьего рейха, они предприняли попытку запустить тяжеловодный реактор B VIII. Но тут выяснилось, что тяжелой воды для этого не хватит. И добыть ее уже не представлялось возможным.

Французский интерес

Получать тяжелую воду на заводе Norsk Hydro близ городка Рьюкана начали в 1934 году. Это был побочный продукт производства минерального удобрения — аммиачной селитры. В Norsk Hydro о ценности этой «побочки» узнали от норвежского ученого Одда Хасселя, будущего лауреата Нобелевской премии по химии.
Вскоре после начала Второй мировой войны на тяжелую воду положили глаз французы. Сам Фредерик Жолио-Кюри обратился в Министерство вооружений Франции с предложением немедля вывезти из Норвегии ее запасы — чтобы провести эксперименты для создания сверхоружия. Великого физика услышали, и офицеры французской военной разведки, договорившись с руководством Norsk Hydro, вывезли на пассажирском самолете весь запас тяжелой воды, 185 кг в металлических баллонах, сначала в Великобританию, а потом во Францию — в распоряжение Жолио-Кюри.
Впрочем, когда вермахт двинулся на Париж, французы отправили всю тяжелую воду обратно в Великобританию на борту углевоза «Брумпарк». Тот благополучно добрался из Бордо до Саутгемптона, а немцы, уже взявшие Париж, принялись допрашивать Жолио-Кюри — где тяжелая вода? Ученый заявил, что судно с ней погибло — действительно, при выходе из Бордо «Брумпарка» другой пароход подорвался на минах. В гестапо ученому не поверили, но расправиться со светилом науки не решились. А оказавшийся в распоряжении оккупантов завод Norsk Hydro начал форсированное производство тяжелой воды для атомного проекта гитлеровской Германии.

Неудача с «Новичком»

Уинстон Черчилль был весьма обеспокоен «ядерными» усилиями врага. Англичане решили во что бы то ни стало уничтожить производство тяжелой воды в Норвегии. Решив, что лучше всех с этой задачей справятся норвежские антифашисты, оказавшиеся на территории Великобритании, наиболее подготовленных диверсантов из их числа в 1941 году свели в первую отдельную норвежскую роту под командованием капитана Мартина Линге.
Людей Линге консультировал норвежский профессор Лейф Тронстад. Завод Norsk Hydro он знал как свои пять пальцев — в свое время высококвалифицированный инженер-химик Тронстад принимал участие в налаживании производства тяжелой воды.
Здание завода было прочным и тщательно охранялось. Сначала туда забросили на английском бомбардировщике норвежца Эйнара Скиннарланда — местного жителя, чтобы тот мог информировать англичан об обстановке на заводе и в его окрестностях.
Следующим этапом стала операция «Куропатка» (Grouse) — в октябре 1942 года сюда парашютировались еще четверо норвежцев, которые должны были войти в контакт со Скиннарландом и впоследствии обеспечить прием диверсионных групп.
Радиосообщений от норвежцев не было довольно долго, и наконец центр в Лондоне получил ответ на запрос «Что вы видели ранним утром?» — «Трех розовых слонов». Это было подтверждением готовности к следующему этапу миссии — операции «Новичок» (Freshman).
Но операция сорвалась. В планы вмешалась непогода: два планера, которые перевозили саперов-подрывников, разбились о скалы. Те из десантников, кто выжил, попали в лапы гестапо. Всех их расстреляли. О цели десанта немцы узнали, лишь обнаружив среди обломков одного из планеров карту с маршрутом выдвижения диверсантов к заводу тяжелой воды и электростанции. Это вызвало у гитлеровцев большой переполох. Они усилили охрану.

Окончательный аккорд

Англичане, потерявшие 41 человека, впали в отчаяние. Но продолжала действовать резидентура Скиннарланда и самая первая норвежская группа, которую назвали «Ласточка» (Swallow). Была спланирована новая операция, «Ганнерсайд» (Gunnerside). На этот раз от десантных планеров отказались, и 16 февраля 1943 года шесть норвежцев во главе с лейтенантом Иоахимом Реннебергом приземлились на парашютах на скованное льдом озеро.
Позже они соединились с «ласточками» и Скиннарландом, которые предварительно установили, что немцы основную охрану держат у гидроэлектростанции, опасаясь именно ее подрыва, а сам завод стерегла лишь дюжина солдат.
В ночь с 27 на 28 февраля диверсанты взобрались по крутому утесу к заводу. Благодаря подробным инструкциям Тронстада они быстро нашли кабельный тоннель, по которому и проникли на завод. Установить подрывные заряды у резервуаров с тяжелой водой было делом техники — это многократно отрабатывалось в Англии на макетах, сооруженных по схемам Тронстада. Ушли так же, как и пришли, по кабельному тоннелю.
Взрыв разодрал резервуары в клочья. Драгоценная окись дейтерия отправилась в сточные канавы. Никого из диверсантов задержать не удалось. Пятеро ушли на лыжах в Швецию, а остальные вместе со Скиннарландом остались, чтобы участвовать в сопротивлении на родной земле.
К апрелю 1943-го немцы восстановили завод. Получив сообщение Скиннарланда об этом, союзники решили разбомбить Norsk Hydro, что и произошло в ходе нескольких налетов американских «летающих крепостей» B‑17 и B‑24. Оставшиеся после бомбежек запасы тяжелой воды и уцелевшее оборудование немцы решили отправить в Германию. Все это погрузили на курсировавший по озеру Тинн паром «Гидро», чтобы затем вывезти по железной дороге к морю. Но один из оставшихся в Рьюкане участников операции «Ганнерсайд», Кнут Хаукелид, организовал минирование и подрыв парома. «Гидро» вместе с грузом утонул 19 февраля 1944 года на глубине 430 м. Это стало окончательным аккордом в охоте за гитлеровской тяжелой водой.
Генерал-лейтенант Кнут Хаукелид скончался в 1994-м, оставив несколько книг воспоминаний, посвященных тем операциям. А Иоахим Реннеберг умер совсем недавно — 21 октября. Ему было 99 лет. Премьер-министр Норвегии Эрна Сульберг, узнав о смерти Реннеберга, отметила его заслуги перед миром и страной: «Он — один из наших великих героев».