Авторизация Регистрация

Запомнить меня
Забыли пароль?

Сброс пароля

Свежий номер уже доступен

Пройдемте в кабинет

Большая Ордынка, 24. Третий этаж. Кабинет № 342. Здесь работали все руководители советской, а затем российской атомной отрасли вплоть до Сергея Кириенко, который и предложил превратить четыре комнаты — личный кабинет, приемную, комнату секретаря и комнату отдыха — в музей Славского. Вещи, собранные в этих стенах, хранят память о Большом Ефиме, как за глаза называли министра атомщики.

Текст: Виктория Волошина

ИМЕННАЯ НАГРАДА
Этот нагрудный знак учредили в «Росатоме» 10 лет назад. Орденом Славского, как называют ведомственную награду в госкорпорации, награждают сотрудников за вклад в развитие атомной науки, энергетики и промышленности.
 
БОРЬБА С СЕКРЕТНОСТЬЮ

В автобиографии Славский вспоминает, как в середине 1960-х годов пошел к Хрущеву показать ему статью «Атомный министр», вышедшую в США: «Спросил генсека: «Зачем секретить меня и министерство, называть его каким-то «средним машиностроением», если они все знают?» Хрущев рассмеялся — нет, говорит, не будем подтверждать, что у них разведка хорошо работает… На том моя борьба с секретностью и закончилась».

 

БЕЗ ЛИШНИХ СЛОВ
Эта пишущая машинка стояла в кабинете секретаря. Славский в деловых бумагах был предельно конкретен и того же требовал от подчиненных. По воспоминаниям Виталия Насонова, работавшего секретарем парткома Средмаша, в одном из главков министерства трудился некто Пилюгин. Проект письма в правительство он написал на пяти страницах. Славский вызвал автора к себе. «Как фамилия?» — «Пилюгин». — «А я думал, Достоевский. Пять страниц накатал, кто это будет читать?! Сократи до двух».
 
СИНИЙ ВАЖНЕЕ КРАСНОГО
Славский все документы подписывал химическим карандашом — синим или красным. По свидетельству ветерана атомной промышленности Николая Петрухина, бумаги, подписанные синим цветом, шли прежде «красных». Даже если резолюция была одной и той же — например «Прошу поддержать».
 
НА ПАМЯТЬ ИЗ АКТАУ
Макет главного циркуляционного насоса первого контура реактора на быстрых нейтронах БН 350 подарили Ефиму Славскому на 80-летие руководители Мангистауского атомного энергокомбината из казахстанского города Шевченко — ныне Актау.
 
ПОРТРЕТ БОЛЬШОГО ЕФИМА
Этого портрета в бытность Ефима Славского министром в его кабинете, конечно, не было. Но экспозиция музея пополняется постоянно, в том числе портретами и фотографиями человека, который без малого 30 лет, с 1957 по 1986 год, руководил советским атомным ведомством и обладал огромной властью.
 
ЗАРУБЛЮ ЛЮБОГО!
Замглавы Минсредмаша Борис Никипелов вспоминал: «Однажды мы пришли домой к Славскому. И решил он продемонстрировать нам свою шашку. Огромный, 90-летний, достал здоровенную шашку и стал размахивать. Вид был такой: зарублю любого! И действительно — мурашки бежали по коже».
 
ОРДЕНА И ЗВЕЗДЫ
«Он был суперсекретным человеком, и мало кто знал, что у него три Звезды Героя и десять орденов Ленина! Десять!» — писал журналист Владимир Губарев в книге «Атомный проект». Первую высшую награду Ефим Славский получил 25 июля 1942 года, а десятый орден Ленина — 25 ноября 1983 года, когда ему исполнилось 85 лет.