Авторизация Регистрация

Запомнить меня
Забыли пароль?

Сброс пароля

Свежий номер уже доступен

Путешествие на вершину мира и обратно

13 августа атомный ледокол «50 лет Победы» вышел в памятный рейс, посвященный экспедиции 1977 года: 40 лет назад надводное судно, «Арктика», впервые достигло Северного полюса. Почетную миссию фотографа и корреспондента «СР» поручила Анастасии Барей.

Заключительные дни рейса мы шли через одну из самых северных территорий России и мира — архипелаг Земля Франца-Иосифа. Монохромные пейзажи полюса сменили виды на многолетние бело-голубые ледники, скалистые острова и зелень мхов: в этих широтах сейчас лето.
На восьмой день спутниковая связь передала на борт программу «Новости», а на девятый заработало радио. Значит, Большая земля совсем рядом! Анастасии Барей
Второй раз мы поднялись в воздух на вертолете, чтобы поснимать атомоход. Боязнь высоты у меня притупилась. Вообще казалось, что страшно мне одной, остальным полет доставил большое удовольствие.
Маленький экран в нашей каюте показывает 82 градуса 7 минут северной широты и 58 градусов 36 минут восточной долготы. До архипелага Земля Франца-Иосифа меньше километра. Мы у острова Рудольфа. Остров площадью 297 км² полностью покрыт ледником. После недели в открытом море и льдах даже такая суша вызывает особые чувства.
Весь вечер «50 лет Победы» лавирует между островами архипелага. Серое небо разбавляет едва заметный нежный закат. Я не могу оторваться от фотоаппарата.

День восьмой. Пролетая над Землей Франца-Иосифа

Небольшая компания моржей отдыхает на льдине. Они вертят головами, внимательно рассматривают ледокол, показывают клыки и скрываются в воде.
Днем подошли к острову Хейса. Здесь есть обсерватория. С борта мы рассмотрели несколько одноэтажных зданий, вагончики, антенны, трактор и четыре фигурки — люди.
Следующий остров, Чамп, частично покрыт мхом — новые краски в седой Арктике. На берег нас не высадили из предосторожности: заметили белого медведя.
Погода летная — мы сделали большой круг над льдами и снежными верхушками каменных островков. Полярники говорят, что ледники тают. Еще пару лет назад льды выступали на километр вперед, сейчас на их месте вода.
Идем сквозь узкий пролив Гамильтона. Останавливаемся возле скалы с птичьим базаром. В конце дня встали на якорь в Тихой бухте.

День девятый. Курс в сторону дома

Проходили два ледника, образовавшиеся на островах Галля и Мак-Клинтока. Дальше направились к мысу Тегетхофф.
Возле скал под названием Клыки Дракона впервые за весь рейс увидели яхту. На ней Арктический и антарктический НИИ проводит исследования. Яхта приветствовала нас протяжным гудком. Для меня это было скорее знаком прощания с Северным полюсом.

Все, держим курс домой. Последний пролив Земли Франца-Иосифа, последний айсберг — и резкий поворот направо. Мы вышли изо льдов. Начало покачивать, после девяти дней плавания уже вроде и не страшно, но состояние не очень рабочее. Разбираю отснятые гигабайты (фото Анастасии Барей — на www.strana-rosatom.ru и странице «Росатома» на flickr.com.— «СР»).

День десятый. Большая земля

Настроение у всех слегка тоскливое: мы подружились, время пролетело незаметно. Все обмениваются номерами телефонов. Кто-то вспоминает медведей, кто-то — остров Рудольфа, кто-то — высадку на полюс.
Днем спускаюсь в медпункт — нужно сделать пару фотографий. Я слышала, что это настоящий госпиталь. «На борту работает бригада высокопрофессиональных врачей. Оборудование такое, что можно проводить сложные операции»,— рассказывает врач Олег Минин.
К счастью, в наш рейс никого оперировать не пришлось. Обращались в медпункт с незначительными недомоганиями — в основном простудой и последствиями морской болезни. На будущее врач советовал простывшим быть осторожнее с купанием в ледяной воде — слишком большой стресс для организма.
Баренцево море. Стало гораздо теплее, цвет воды поменялся с холодного голубого на теплый лазурный. Вечером прощальный турнир «Что? Где? Когда?», команда капитанов победила 6:0.
Полярный день остался на Северном полюсе. Из темноты возникает светящийся десятками фонарей и напоминающий звезду на новогодней елке «Ямал». Ледоколы поравнялись, замедлили ход. Народ оттуда машет нам — мы им.
Под утро, когда начало светать, в окно каюты все чаще можно видеть суда, плывущие нам навстречу,— совсем скоро мы причалим в порту Мурманска.
Я оставила в каюте выданную нам теплую одежду, выкатила чемодан в холл. Говорю «пока» своему морскому дому. И встречаю в коридоре Александра Баринова, бывшего капитана «Арктики», с которым пару дней назад мы записали интервью. Чувствую огромную признательность тем, для кого Север стал делом жизни, благодаря кому атомный флот развивается и благодаря кому сбылась моя мечта — понаблюдать за жизнью ледокола изнутри и побывать на вершине мира.


Вячеслав Рукша
Генеральный директор «Атомфлота»
— Участники рейса остались довольны тем, что появилась возможность плотно общаться, ведь сегодня нужна глубокая, серьезная дискуссия по вопросам развития углеводородных проектов, которые сместились на побережье Северного Ледовитого океана. Например, работа по Юрубчено-Тохомскому месторождению, добыча угля на Таймыре, проекты «Арктик СПГ-2» (сжиженный природный газ), «Новый порт» — по перевозке сырой нефти. От нас требуется гарантия транспортировок по Северному морскому пути с круглогодичной навигацией, что рождает необходимость строительства судов нового поколения — таких, как ледокол «Лидер».