Авторизация Регистрация

Запомнить меня
Забыли пароль?

Сброс пароля

Свежий номер уже доступен

«Мы работаем со всеми». Половину доходов НИИАР приносит связь с иностранцами

«Росатом» делает ставку на зарубежную экспансию, и научные организации не исключение. НИИАР, пожалуй, активнее всех в научном дивизионе развивает международное сотрудничество — уникальная экспериментальная база позволяет. О текущих проектах и перспективах «СР» рассказал начальник департамента научно-технической и международной деятельности института Федор Григорьев.
— По каким направлениям НИИАР сотрудничает с зарубежными странами?
— По всем направлениям своей деятельности. Это высокотехнологичные услуги — проведение реакторных и послереакторных исследований, также у нас есть совместные с иностранными партнерами работы в области радиохимии, замыкания топливного цикла, трансмутации актинидов и т.д. Кроме того, НИИАР поставляет во множество стран свою изотопную продукцию.
— Кто ваши стратегические партнеры на этих рынках?
— Я бы не стал использовать термин «стратегический партнер», поскольку любой заказчик важен. В наших интересах, выбирая партнера, не зависеть от конъюнктуры взаимоотношений стран — мы работаем со всеми. Активно сотрудничаем с Соединенными Штатами, Францией, Южной Кореей и другими странами в части НИОКР. Потребители нашей изотопной продукции — более чем 20 стран на всех континентах, от Австралии до Америки.

— Политический кризис в мире повлиял на деловые контакты НИИАР?

— Поскольку атомная отрасль связана с межгосударственными соглашениями и обязательствами, безусловно, мы ощущаем некоторое влияние. Но политика НИИАР, о которой я говорил выше, позволяет успешно работать с зарубежными партнерами в усложнившихся реалиях. Причем не сокращая объемы продаж, а по некоторым направлениям даже существенно наращивая.


— То есть таких историй, когда из-за санкций партнеры разорвали контракт, не было?
— Согласование некоторых контрактов затянулось, осложнилось. Но сказать, что это стало причиной срыва финансовых планов, нельзя.
— Есть ли с развитием международного сотрудничества проблемы другого характера?
— Иногда не хватает государственной поддержки. Например, на Западе есть программа Еврокомиссии по ядерным технологиям, она называется «Горизонт-2020». В ее рамках выдаются гранты на научные исследования. Россия формально присоединилась к этой инициативе и обязалась финансировать проекты отечественных ученых, когда они работают в коллаборации с западными партнерами. Но на деле этого пока нет.
— Расскажите о последних крупных международных проектах.
— В прошлом году мы подписали контракт с Корейским исследовательским институтом атомной энергии (KAERI) на проведение исследований по облучению в реакторе БОР-60 экспериментальных твэлов — прототипов топливных элементов, которые корейцы будут использовать в разрабатываемом реакторе на быстрых нейтронах с натриевым охлаждением. Это очень важный контракт, мы долго к нему шли.
Совсем недавно НИИАР и швейцарская компания GSG International заключили трехлетний контракт на транспортно-логистические услуги по доставке европейским заказчикам российской радиоизотопной продукции. У нас есть парк специальной техники, которая полностью соответствует требованиям и нормам Евросоюза. Мы ежегодно будем осуществлять до 10 рейсов в Германию, Чехию и другие страны.

45–50%

ЗАНИМАЕТ ЭКСПОРТ В СТРУКТУРЕ ДОХОДОВ НИИАР

в 7,7 раза

НИИАР УВЕЛИЧИЛ ОБЪЕМ ЭКСПОРТИРУЕМЫХ НИР И ОКР С 2011 ПО 2014 ГОД

В рамках проекта с Аргоннской национальной лабораторией США по переводу исследовательских реакторов с высокообогащенного на низкообогащенное урановое и молибденовое топливо мы испытываем экспериментальные топливные сборки с низкообогащенным уран-молибденовым топливом.
Идет активная работа с американскими заказчиками из компании TerraPower — реакторные эксперименты по высокотемпературному облучениюв БОР-60 и изучению радиационной стойкости образцов конструкционных материалов для реактора на бегущей волне — Travelling Wave Reactor (TWR). Кроме того, в 2015 году по отдельному контракту с TerraPower в НИИАР завершено технико-экономическое обоснование и разработка методики проведения реакторных экспериментов по испытанию перспективных топливных композиций в БОР-60.
Рассчитываем заключить новый контракт — хотим на рынок Японии выйти с молибденом-99. Пробные, тестовые поставки, надеемся, начнутся в ближайшее время, а на более-менее стабильный режим можно выйти в сентябре-октябре этого года.
— Какая у международной деятельности доля выручки?
— С 2012 года экспортные доходы выросли с 7–10% до 45–50% в общем объеме выручки. Это результат активной работы на зарубежных рынках: только так мы можем повысить
загрузку и эффективность использования нашей уникальной экспериментальной и реакторной базы в условиях ограниченного внутреннего заказа.
— Реактор МБИР еще не построен, но, наверное, уже идут переговоры с потенциальными заказчиками экспериментов по всему миру?
— Вопросами создания международного исследовательского центра на базе МБИР занимается «Росатом». До мая 2015 года я работал по этому направлению в «Росатоме». Уже были подписаны соглашения с Министерством энергетики США и Комиссариатом по атомной и альтернативным видам энергии Франции. Западные партнеры проявляют определенный интерес к проекту, но говорить о конкретных перспективах я бы не стал.